«Особенности развития системы образования в арктических регионах Российской Федерации»

11:53 13.03.20

Стенограмма заседания Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации 28 февраля 2020 года

А.К. АКИМОВ

Уважаемые коллеги, члены совета, друзья! Предлагаю начать заседание Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации на тему «Особенности развития системы образования в арктических регионах Российской Федерации».

Рассмотрение этого вопроса представляется чрезвычайно актуальным, поскольку в настоящее время вопросы развития арктических регионов, Дальнего Востока выходят на первый план и приобретают особое значение. В послании Федеральному Собранию 15 января 2020 года Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин озвучил предложения по совершенствованию демографической политики, в том числе развитию социальной сферы, образования. В частности, предложено обеспечить поэтапный переход до 2023 года на организацию бесплатного здорового горячего питания для учеников начальных классов; охватить не менее половины педагогов страны системой профессионального роста; продолжить создание новых мест в яслях; модернизировать материальную базу дополнительного образования детей; ежегодно увеличивать количество бюджетных мест в вузах, а также в приоритетном порядке передавать бюджетные места в региональные вузы тех территорий, где не хватает врачей, педагогов, инженеров. Это как раз касается арктических территорий, кадровая потребность в социальной сфере которых составляет где-то 25–30 процентов. Комплекс предложенных мер позволит повысить доступность качественного образования, конечно, в Арктике, на Дальнем Востоке, также более гибко реагировать на потребности рынка труда в этом макрорегионе. Однако для реализации поставленных целей — доведения показателей социального развития территорий Арктической зоны (эта задача, вы знаете, поставлена президентом) до и выше среднероссийских — требуется серьёзная консолидация усилий как федеральных, так и региональных властей. Для этого мы сегодня и собрались, чтобы обсудить эти вопросы.

В Арктической зоне до сих пор остро стоит следующая проблема – миграционный отток населения: более 300 тысяч человек за 15 лет. Среди основных характеристик нужно назвать устаревшую материально-техническую базу образовательных учреждений, много аварийных школ, детских садов – до 30–40 процентов, а в отдельных регионах ещё выше. Высока доля аварийного и ветхого жилья – до 40–50 процентов. Также нужно назвать отсутствие эффективной системы прогнозной оценки кадровой потребности в специалистах с высшим и средним профессиональным образованием – эти вопросы мы специально рассматривали на совете, и если помните, очень серьезно. По прогнозным данным Министерства Арктики, до 2035 года мы должны создать там 200 рабочих мест.

Но у нас отсутствует единая система оценки качества программ арктической направленности и методика определения профессий, которые необходимы для работы в арктических регионах. На самом деле, расклад таков: 80 процентов составляют специалисты среднего профессионального звена, и только 20 процентов – с высшим образованием. Это тоже прогнозные данные, но в действительности выходит наоборот: с высшим образованием кадров больше, и, к сожалению, людей со средним и со средним профессиональным образованием, а также инженерно-технических работников не хватает катастрофически.

Следует отметить недостаточное взаимодействие учебных учреждений с промышленными компаниями, которые работают на территории и ведут хозяйственную деятельность.

Для комплексного решения проблем по поручению президента Минвостокразвития РФ разрабатывает основополагающие документы, которые предопределят развитие Арктической зоны на ближайшие 15 лет. Это основы государственной политики Арктической зоны до 2035 года и Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации. Мы эти вопросы тоже рассматривали на совете.

И сегодня наш коллега – Александр Викторович Крутиков доложит об этом. У него собраны очень интересные материалы, которые разработаны (у регионов это всё есть) в Минвостокразвития РФ, используя все необходимые критерии, показатели, сделан очень подробный межотраслевой анализ. Пользуясь случаем, я хотел бы поблагодарить Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики, которое, проделав огромную работу, подготовило аналитический материал и проекты законов. Сегодня они уже рассматриваются в первом чтении в Государственной Думе. До мая все эти документы должны быть приняты, в том числе программа социально-экономического развития.

По прогнозным данным, для развития социальной сферы (о чём докладывал Александр Крутиков) нужно 338 659 млн рублей — это общая стоимость мероприятий (каждый регион представил до восьми показателей). Но где взять эти средства? Огромная сумма! Рассчитали всё, начиная со строительства школ, детских садов, жилья – чтобы возродить Арктику, сегодня такие средства нужны, уважаемые коллеги.

Пользуясь случаем, я хотел бы обратить внимание на следующие проблемы. Первое – отсутствие нормативно-правовых актов, норм и требований, которые устанавливают специфические условия деятельности образовательных и социальных учреждений в Арктической зоне. Здесь существует узковедомственный подход. У нас, конечно, есть Минарктики, оно координирует работу, но мы, к сожалению, живём теми актами, которые были приняты ещё в советское время, и даже, наверное, со сталинских времен. И, к сожалению, мы никак не можем отказаться от этих прототипов, уйти от бюрократии. Хотя и на Дальнем Востоке, и в Арктической зоне мы встречаемся с этой проблемой – со спецификой, стандартами нормативами и так далее.

По нашей просьбе в 2019 году, при поддержке Министра просвещения Ольги Васильевой была создана рабочая группа для выработки предложений по внесению изменений в законодательство в сфере образования — в целях закрепления особенностей реализации общеобразовательных программ в кочевых школах. Надеемся, что в этом году работа будет завершена, а рабочая группа предоставит нам необходимые материалы. В эту группу входят сенаторы, работники министерств и ведомств из регионов.

Надо понимать, что круглогодично в Арктике кочует порядка 20 тысяч тундровиков с семьями. Все образовательные учреждения территориально отдалены от традиционных мест проживания.

История создания кочевых школ начинается в 20–30 годах XX века, после чего они надолго прекратили свою деятельность. Но в начале 1990-х годов снова начали появляться в Якутии.

В 2016 году в Организации Объединенных Наций был презентован проект Ямало-Ненецкого автономного округа «Кочевая школа», реализуемый в регионах с 2012 года. Ямал стал пилотным регионом по внедрению подобной формы обучения. На его территории в местах кочевий образовательный процесс осуществляют 22 образовательных организации, 17 кочевых детских садов и 5 школ. Кочевым образованием охвачено свыше 200 детей кочевников.

И вот Ямал стал пилотным регионом в проекте «Дети Арктики» — в дошкольном образовании, и шесть субъектов подписали соглашения и работают. Я хотел бы, пользуясь случаем, поблагодарить ямальцев, администрацию, Министерство образования и педагогов, которые проводят огромную работу. И на международном, и на всероссийском уровнях у них очень много проектов, и сегодня они стали не только пилотными, но и реализуются на местах. В том числе «Дети Арктики», «Таланты Арктики». Сенаторы, а в их числе Дмитрий Шатохин, продолжают вести работу и по созданию территорий традиционного природопользования, и по коренным малочисленным народам Севера, и по этим вопросам они уже всех обогнали. Инициатива разработки проекта принадлежит Федеральному агентству по делам национальностей (ФАДН), Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ. Потому мы ставим вопрос о том, чтобы программа «Дети Арктики» стала всероссийской. И мы тоже должны к этому подключиться. Так что сегодня решение есть, регионы поддерживают, и сегодня Феодосия Габышева (Госсобрание РС(Я) «Ил Тумэн» — они же выступили инициаторами), сегодня презентует эту программу. Пора утвердить её уже на федеральном уровне.

В Республике Саха (Якутия) реализуется комплексное направление арктического образования, задача которого — создание эффективной образовательной системы. В сентябре 2020 года будет открыта первая Международная арктическая школа, которая должна обучать одаренных детей по международным стандартам. В Мурманской области при активном содействии Морской арктической геологоразведочной экспедиции (генеральный директор – член нашего совета Геннадий Казанин) реализуется областной образовательный проект «Юный полярник».

Для привлечения и закрепления педагогических кадров, в том числе на удалённых территориях, с этого года начала действовать программа «Земский учитель». И уже в регионах создали проект подобной программы — «Учитель Арктики» под эгидой ЮНЕСКО. Если помните, была программа «Арктический доктор», которая предусматривала дополнительные материальные и моральные стимулы. Мы считаем целесообразным разработать аналогичную программу — «Арктический учитель» — для педагогов арктической зоны.

И я также должен напомнить, что у нас есть Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике, которое создано на Дальнем Востоке.

До мая должна быть разработана целевая программа «Кадры для Арктики» с учётом потребностей регионов, предприятий, учреждений, расположенных в арктической зоне. Мы должны её поддержать, потому что человек на Севере — врач, учитель, оленевод, геолог, охотник — главное богатство. Человек дороже алмазов. Люди на Севере очень талантливы, и мы должны беречь: их мало. Мы для этого сегодня и собрались — чтобы готовить кадры для Севера и сохранить тех, кто работает.

Также мы уже рассматривали на совете новые возможности по обеспечению доступности высококачественного образования, в том числе дополнительного, которые открывают новые цифровые технологии. Мы с этого начали, и дальше будем продолжать работать с федеральными министерствами.

С 2021 года в рамках национального проекта «Образование» все без исключения школы страны должны быть подключены к высокоскоростному интернету: министр докладывал, что в Арктике этот вопрос будет решён. Большая работа на этот счет проводится министерством, наша коллега Людмила Бокова (заместитель министра, а была сенатором), думаю, будет эту работу поддерживать. Это даст возможность школам Арктического региона шире использовать возможности онлайн-образования, учителям — дистанционно повышать свою квалификацию, а также решать вопросы с дефицитом кадром в отдалённых районах.

В настоящее время в России запущен механизм создания в регионах научно-образовательных центров мирового уровня — для объединения в единую цепь в целях подготовки кадров для научных исследований, внедрения результатов в реальные секторы экономики.

Здесь в Арктике НОЦ «Российская Арктика» создан уже в феврале 2019 года на базе Северного Арктического федерального университета имени Михаила Васильевича Ломоносова. Ректор Елена Кудряшова проводит огромную работу по консолидации усилий науки, практики, учёных, специалистов на арктическом Севере.

Создан НОЦ «Север» на базе Академии наук Республики Саха (Якутия), Северо-Восточного федерального университета, научных институтов и единственного в мире Института мерзлотоведения, с участием регионов — Чукотки, Магадана, Камчатки.

И последнее. В 2021–2022 годах Российская Федерация будет председательствовать в Арктическом совете (Сейчас председателем является Исландия, потом — Россия). Мы должны воспользоваться этой огромной возможностью и показать, что Россия — огромная арктическая северная держава, которая проводит большую работу по всем направлениям, — к этому надо готовиться. Правительство, регионы, Госкомиссия во главе с Юрием Трутневым готовятся к этому. Много будет интересных событий. План мероприятий уже есть.

Уважаемые участники заседания!

В этом зале собрались представители федеральных министерств и ведомств, и органов государственной власти, арктических регионов Российской Федерации, учёные, эксперты со всех регионов, с которыми мы вместе работаем.

Я призываю к активному диалогу по обсуждаемой проблематике, так как здесь собрались неравнодушные люди, болеющие душой и сердцем за Арктику. А только через образование, науку и новые технологии можно сделать очень серьёзный прорыв в Арктике. Север ошибок не прощает. Надо идти не спеша, не торопясь, осознанно, разумно. Для этого у нас есть совет, и мы должны продумать всю стратегию.

Коллеги, по итогам сегодняшней совместной работы мы примем решение, проект которого находится в раздаточных материалах. Далее мы будем его дорабатывать в течение двух недель с учётом высказанных сегодня замечаний и предложений, которые также можно направить по указанным в приглашениях электронным адресам.

Предлагаю следующий регламент работы. Докладчиков у нас трое — до 15 минут.

Выступления — 5–7 минут.

Хотел бы, пользуясь случаем, вручить Благодарность Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации за многолетний добросовестный труд и большой вклад в развитие науки заведующему отделом океанографии Федерального государственного бюджетного учреждения «Государственный океанографический институт имени Зубова» Владимиру Михайловичу Грузинову. (Аплодисменты.)Успехов вам, здоровья!

В.М. ГРУЗИНОВ

Спасибо большое.

А.К. АКИМОВ

Тогда приступаем к повестке.

У нас основной докладчик — Николаев Андрей Викторович, заместитель министра просвещения РФ.

А.В. НИКОЛАЕВ

Уважаемый Александр Константинович! Уважаемые члены Совета Федерации, уважаемые участники заседания!

Министерство просвещения в преддверии заседания представило достаточно подробную информационную справку, поэтому я, наверное, не буду перечислять статистические данные. Они довольно подробно там приведены. А сконцентрируюсь на отдельных проблемах, пластах и аспектах особенностей развития системы образования в арктических регионах Российской Федерации.

Поскольку на территории Российской Федерации действует единое для всех законодательство и единое образовательное пространство, конечно, пока таких действенных и точечных механизмов, которые могли бы в системном режиме оказывать поддержку регионам, находящимся в Арктической зоне, у нас нет. Хотя мы движемся по пути того, чтобы эту специфику учесть.

Но, тем не менее, сказать, что совсем нет никаких механизмов, нельзя. Они сейчас, наконец, присутствуют, по крайней мере, в той части, которая относится к Дальневосточному федеральному округу. Мы все прекрасно знаем о том, что на эту тему есть ряд поручений, и они уже реализованы.

Если говорить про систему мер государственной поддержки, которые оказывает Министерство просвещения Российской Федерации, то отмечу, что, начиная с текущего года, по 12 субсидиям, которые реализуются в рамках национального проекта «Образование», введён региональный коэффициент – 1,5 — как раз для субъектов Дальневосточного федерального округа.

Соответственно точно так же, в рамках национального проекта, еще имеется субсидия по линии Минсельхоза России — на развитие сети общеобразовательных организаций в сельской местности, где установлен даже поправочный коэффициент – 2. И, наконец, в новом проекте, который также уже анонсировал Александр Константинович в своем вступительном слове – это программа «Сельский учитель» или «Земский учитель», как она у нас называется, здесь тоже учтены особенности Дальневосточного федерального округа и, соответственно, выплаты составляют учителям, переезжающим в сельскую местность, на этих территориях не 1 миллион, а 2 млн рублей.

Возвращаясь к ключевой теме федеральной повестки в сфере образования – национальному проекту «Образование», хотелось бы озвучить несколько важных цифр по итогам первого года его реализации. Прежде всего, это объемы средств, выделенные субъектам, находящимся в Арктической зоне Российской Федерации, и освоенные ими в 2019 году. Надо сказать, что это освоение было практически полным. У нас только были исключения по отдельным мероприятиям у Ненецкого автономного округа, Архангельской области. Но, в целом, это уже были расходы без инфраструктурной части в размере около 3 млрд рублей. А со всей инфраструктурной и не инфраструктурной частями у нас на период — с 2019 по 2022 годы —объём распределённых субсидий по Арктической зоне составляет близко к 21 млрд рублей. Соответственно, в 2019 году – 5 млрд рублей, переходя к инфраструктурной части, уже было выделено на создание дополнительных мест в организациях дошкольного образования в рамках национального проекта «Демография». У нас здесь идёт пересечение национальных проектов. В этой части, в «Демографии», Минпросвещения также является администратором этого мероприятия. На период до 2022 года распределено в общей сложности на эти мероприятия 9,7 млрд рублей.

Соответственно, на территории Арктической зоны построено и введено в эксплуатацию в 2019 году 13 детских садов, ещё двенадцать будет введено в 2020 и 2021 годах. Учитывая двухлетний цикл строительства зданий общеобразовательных организаций, то есть школ, в 2020–2022 годах будет введено ещё 13 школ, в том числе, расположенных в сельской местности.

Я хотел особо обратить внимание, что, в том числе благодаря членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, представляющих регионы, входящие в Арктическую зону еще до ее выделения, мы уже два года как приняли очень себя оправдавшее решение, что цикл, действительно, строительства школ, субсидию на их строительство мы даём в двухлетнем режиме. Потому что, учитывая климатические особенности, тот задел, который был в 2016 и 2017 годах, он показал свою неоправданность и неэффективность — когда у нас показатели были по одному году, деньги выделялись на год, и была колоссальная сложность: как все это выполнять.

Хотелось бы обратить внимание на два важных момента. На территории Арктической зоны отсутствует третья смена обучения. А вот во вторую смену, согласно данным статнаблюдения, в текущем учебном году обучается 21 603 школьника из 292,5 тысяч школьников, которые вообще обучаются в регионе – это около 7 процентов, точнее, 7,4 процента. Этот показатель сам по себе, наверное, неоднозначный. Но если говорить и сравнивать его с масштабом этой проблемы в стране, то это показатель неплохой, потому что средняя доля обучающихся во вторую смену в Российской Федерации в целом составляет 12,8 процента.

Здесь нельзя не сказать еще об одной проблеме, и об этом тоже Александр Константинович во вступительном выступлении упоминал. Это, конечно, то, что мы тоже хорошо осведомлены о проблеме износа зданий общеобразовательных организаций, которые есть в регионах, расположенных в арктической зоне. У нас всего 2 740 общеобразовательных организаций, из которых в 649 — а это 23,7 процента — здания требуют капитального ремонта. И около 91 организации — это чуть более 3 процентов — где ситуация, уже близкая к аварийной или аварийная. Наибольшее количество таких зданий расположено в Республиках Саха (Якутия) и Карелия.

В этой связи, начиная с 2020 года, Министерством просвещения реализуется новая, пока экспериментальная — в двухлетнем цикле — субсидия субъектам Российской Федерации на благоустройство зданий государственных и муниципальных общеобразовательных организаций в целях соблюдения требований к воздушно-тепловому режиму, водоснабжению и канализации, поскольку именно вот эти три проблемы присутствуют в такого рода зданиях.

Объем распределённых субсидий по регионам, находящимся в Арктической зоне Российской Федерации, на два года — 2020 и 2021 годы — составил более 1 млрд рублей. Это может быть и не финальное решение проблемы, но всё-таки заметный сдвиг, начальный сдвиг по пути решения проблемы.

Из совсем нового в реализацию послания президента Российской Федерации Федеральному Собранию. Уже сейчас активно разрабатывается и очень скоро будет представлена для обсуждения в Федеральное Собрание РФ новая субсидия, так называемая демографическая, которая позволит создать дополнительно в масштабе страны еще 413 тысяч мест в общеобразовательных учреждениях. Сейчас дорабатываются правила этой субсидии. Предполагается, что подходы и критерии будут очень адресными. Это, фактически говоря, не система, которая сложилась до сих пор, когда регионы просто, без дополнительной аргументации, определяют какие-то приоритетные объекты, и на них даются деньги без дополнительных каких-то проверок. Мы предполагаем сделать паспортизацию всех объектов образования в стране. И это будет уже настоящий конкурс между муниципалитетами, даже независимо, в ряде случаев, от регионов, где они расположены. Но это — абсолютно объективная ситуация, и те муниципалитеты, в которых будет чётко обозначена, объективно обозначена проблема нехватки мест, они и станут основными получателями этой субсидии. Мы уверены, что в значительной степени ее распределение коснется и субъектов Российской Федерации, входящих в арктическую зону.

Говоря о других направлениях, не могу не отметить развитие сети современных организаций дополнительного образования детей в рамках федеральных проектов «Успех каждого ребенка» и «Цифровая образовательная среда». На территории Республики Коми в 2019 году был создан Центр выявления и поддержки одаренных детей. В 2020–2022 годах такие центры будут созданы в Архангельской, Мурманской областях, Ямало-Ненецком автономном округе, Республике Саха (Якутия). В Республиках Коми и Саха уже созданы центры дополнительного образования «Дом научной коллаборации». Также такие центры появятся в Архангельской области и Республике Коми.

В Республике Коми создан Центр цифрового образования детей «IT-Куб». В 2020–2022 годах появятся еще 15 таких центров. В Архангельской области создан детский технопарк «Кванториум», в Коми — мобильный технопарк с таким же названием. В 2020-2022 годах будет создано пять детских «Кванториумов» — в Архангельской, Мурманской областях, в Республике Коми, Красноярском крае, и пять мобильных «Кванториумов» — в Архангельской области, Красноярском крае, Мурманской области, Республике Коми, Республике Саха (Якутия).

В Республике Карелия внедрена целевая модель развития региональных систем дополнительного образования детей. В 2020–2022 годах модель будет внедрена в Архангельской области, Красноярском крае, Мурманской области, Ненецком автономном округе и Ямало-Ненецком автономном округе.

В ближайшую трёхлетку (в 2020–2022 годах) будет создано почти 14,5 тысяч новых ученико-мест дополнительного образования детей в Архангельской области, Красноярском крае, Республиках Карелия и Коми.

В рамках федерального проекта «Современная школа» в 2019 году создано 107 центров образования цифрового и гуманитарного профиля и точек роста. В 2020–2022 годах появятся ещё 806 таких центров.

В 14 организациях, осуществляющих образовательную деятельность исключительно по адаптированным основным общеобразовательным программам, обновлена материально-техническая база. В 2020 году такая работа будет проведена ещёв 34 организациях.

В свою очередь Министерство просвещения в рамках федерального проекта «Цифровая образовательная среда» предоставляет субсидии на внедрение в субъектах целевой модели цифровой образовательной среды, а также проводит апробацию экспериментального внедрения целевой модели цифровой образовательной среды, в том числе федеральной информационно-сервисной платформы, на базе 13 пилотных регионов, в число которых вошел Ямало-Ненецкий автономный округ.

В 2019 году за счёт средств федерального софинансирования целевая модель внедрена на территории субъектов Арктической зоны в 50 образовательных организациях. Например, в Архангельской области – 14 организаций, в Карелии – 7, в Коми – 12, в Саха (Якутия) – 17 организаций.

В ближайшую трехлетку целевая модель будет внедрена еще в 1468 образовательных организациях.

Как уже было отмечено во вступительном слове, большое значение имеют вопросы подготовки кадров для нужд экономики арктической зоны. Естественно, к компетенции Министерства просвещения относится уровень среднего профессионального образования. И уже было сказано о том, что именно этот уровень и пласт является наиболее востребованным. Здесь надо сказать, что мы продолжаем работу по обновлению учебно-производственных баз профессиональных образовательных организаций, естественно, совместно с органами государственной власти субъектов, входящих в арктическую зону посредством предоставления грантов в форме субсидий юридическим лицам. Такое мероприятие у нас есть в национальном проекте.

Получателями таких грантов на общую сумму в 117,5 миллионов в 2019 и 2020 годах стали, в общей сложности, четыре организации среднего профессионального образования.

Также следует отметить, что согласно майскому указу (2012 год) Президента Российской Федерации, перспективным направлением решения задачи обеспечения отраслей экономики квалифицированными кадрами является создание многофункциональных центров прикладных квалификаций, целью деятельности которых является кадровое обеспечение потребностей высокотехнологичных отраслей экономики, а также подготовка по массовых профессиям и специальностям, востребованным на региональном и местных рынках труда.

В 2019 году в субъектах, входящих в арктическую зону, функционировало 20 таких многофункциональных центров прикладных квалификаций. Из них 4 – на территории Архангельской области, 6 – в Ямало-Ненецком автономном округе, 4 – в Чукотском, 3 – в Мурманской области, и по одному – в Ненецком автономном округе, в Республиках Коми и Саха (Якутия).

По данным статистического учёта в субъектах Российской Федерации, которые входя в Арктическую зону, на начало текущего учебного года действует 245 самостоятельных профессиональных образовательных организаций и 61 филиал. Контингент обучающихся – 185,5 тысяч человек. Прирост обучающихся по программам СПО, по сравнению с 2016–2017 учебным годом, составил более 4 тысяч человек. То есть на фоне того процесса депопуляции, о котором было сказано, востребованность получения среднего профессионального образования все-таки хоть и не очень значительно, но она растет. Но только 79 организаций среднего профессионального образования расположены непосредственно на территории Арктической зоны.

В рамках развития практики целевого обучения в 2019 году общая численность абитуриентов, зачисленных на такое целевое обучение в профессиональные образовательные организации, составила 176 человек, при этом около 30 процентов таких обучающихся проходят подготовку для реализации именно приоритетных инвестиционных проектов на территории Арктической зоны. Но пока доля такого целевого обучения в учреждениях среднего профессионального образования невелика – это всего лишь около 3 процентов. Поэтому здесь это, наверное, наша общая задача – совместно с органами власти соответствующих субъектов Российской Федерации этот процесс двигать вперед и эту долю повышать.

Еще одним важным вопросом, постоянно поднимаемым на всех уровнях, является дефицит педагогических кадров.

Министерство просвещения неоднократно озвучивало, что на основании данных регионов по формам статистического наблюдения у нас общая доля вакансий ставок учителей по стране составляет около 1 процента. Если говорить об арктической зоне, то здесь ситуация несколько хуже, чем в Российской Федерации в целом, потому что у нас, соответственно, вакансий среди учителей – это 1,2 процента. Не так заметно, но всё-таки больше.

Вообще, в арктической зоне осуществляют трудовую деятельность 159 тысяч педагогических работников, в том числе почти 70 тысяч учителей, а вот число этих вакансий составляет 2770, и учителей из них – 820.

Одним из позитивных факторов социально-экономического развития Арктической зоны является уровень средней заработной платы отдельных категорий работников, так называемых указных категорий. И мы можем констатировать, что, соответственно, средняя заработная плата этой категории работников на уровне меньше, чем в Российской Федерации в целом, зафиксирована только в одном субъекте, входящем в Арктическую зону, – это Республика Карелия. А в остальных регионах средняя заработная плата была либо на уровне, либо выше среднего по России.

А в ряде субъектов, что тоже понятно по объективным причинам, Ненецкий автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ и Чукотский автономный округ – была значительно выше, чем в среднем по Российской Федерации.

Отдельно хотелось остановиться на деятельности Минпросвещения по сохранению этнокультурных особенностей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока и прежде всего на использовании в образовательном процессе учебников и учебных пособий для изучения родных языков из числа языков народов Российской Федерации.

Так, в федеральный перечень учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования включено 8 учебников по хантыйскому и ненецкому языкам.

В государственный реестр примерных основных образовательных программ включены программы по двух языкам — коми и якутскому.

Хочу обратить внимание, что отсутствует программа по девяти языкам – калганскому, ненецкому, селькупскому, хантыйскому, чукотскому, эвенкийскому, эвенскому, эскимосскому, юкагирскому.

У нас вступил в силу новый порядок экспертизы учебников. Он подразумевает, что для того, чтобы, во-первых, такой учебник возник, должна быть, действительно, утвержденная программа — и это компетенция, безусловно, региональная.

Но с другой стороны, теперь мы имеем возможность уже за федеральные деньги проводить экспертизу таких учебников. Поэтому здесь задача серьезно облегчается.

И если в срок до 10 апреля такие учебники поступят на экспертизу, то здесь уже регионам не надо будет искать финансовые ресурсы для её проведения, что иногда бывает проблематично. Министерство просвещения готово всячески идти навстречу и просто обращает внимание, что такие проблемы есть, их, действительно, нужно исключать.

Для поддержки проведения исследований в области родных языков и культуры коренных малочисленных народов Севера, разработки учебников как раз для изучения родных языков и обучения на родных языках, создан Фонд сохранения и изучения родных языков народов Российской Федерации, учредителем которых является Минпросвещения и Федеральное агентство по делам национальностей.

Фондом в 2019 году подготовлено 64 оригинал-макета учебников по языкам коренных малочисленных народов Российской Федерации, в том числе по восьми родным языкам, изучаемым в субъектах, входящих в арктическую зону.

Важную роль в развитии образования в области проблематики, связанной с коренными малочисленными народами Севера уделяется подготовке преподавателей родных языков, прежде всего, на базе Института народов Севера Российского государственного педагогического университета имени Герцена, Северо-Восточного федерального университета имени Амосова и Югорского государственного университета и других учреждений.

А.К. АКИМОВ

Спасибо, Андрей Викторович, за подробный и интересный доклад с цифрами, анализом. Позвольте слово предоставить Григорию Владимировичу Трубникову, первому заместителю Министра науки и высшего образования Российской Федерации.

Г.В. ТРУБНИКОВ

Уважаемый Александр Константинович, уважаемые коллеги, добрый день. Спасибо большое за возможность выступить здесь сегодня перед вами. Я вижу очень много знакомых лиц и имел счастье и честь быть во многих из присутствующих здесь арктических регионах.

С удовольствием вспоминаю, глядя в ваши лица, университеты, лица студентов, лаборатории, которые мы вместе с вами посетили. И мне кажется, за то короткое время, последние два-три года, есть прогресс.

Мы вместе стараемся регулярно собираться в одном из арктических регионов (ежегодно) с представителями образовательного и научного сообщества, вместе вырабатываем новые инструменты, которые мы со своей стороны (со стороны министерства), пытаемся оперативно запустить в реальную жизнь.

В позапрошлом году мы собирались в Архангельске. Был большой «круглый стол», ректоры, директора научных институтов.

В прошлом году — в Салехарде, тоже было очень интересное совещание. Мы договорились о нескольких инициативах, которые уже вошли в реальную жизнь, – это поддержка с нашей стороны полевых экспедиций.

Мне очень приятно сказать, что мы расширяем вместе с вами и международное сотрудничество. Активно подключаются в работу с университетами и с научными организациями различные зарубежные страны. Это и скандинавские страны, и Германия, и Франция. У нас есть хорошие, красивые международные примеры совместных научных исследований, совместных образовательных программ.

Смотрю на Елену Владимировну и вспоминаю "Плавучий университет" – совершенно замечательная, фантастическая акция, мероприятие, которое уже много-много лет работает. Мы сейчас вышли на режим, когда дважды в год это делается.

Я просто боюсь обидеть какой-то из регионов и забыть упомянуть, но практически в каждом, где мне посчастливилось побывать, мы, действительно, смею надеяться, наладили неформальное и конструктивное взаимодействие.

Александр Константинович говорил о том, что крайне важной историей становится создание научно-образовательных центров. Юрий Петрович Трутнев не даёт нам скучать. И на госсовете очень жестко отстаивает эту линию, мы, на его взгляд, должны крайне серьезно и очень неформально подходить к созданию этих центров.

Я рад тому, что, на мой взгляд, нам удается достичь не просто согласия, а такого совместного сложения усилий. И у нас вырисовывается два таких сильных хороших плеча. Одно — это западное плечо: Архангельск, Мурманск, Ненецкий автономный округ, Коми.

Очень хороший сильный центр заработал в Тюмени — Западно-Сибирский НОЦ, где активно участвуют три региона, три субъекта. Этот НОЦ уже функционирует, программа утверждена. Вот недавно на совете в правительстве, который возглавляет вице-премьер Татьяна Голикова, на мой взгляд, очень достойно выступил губернатор Моор — от лица трех субъектов — с очень сильной и хорошей программой.

И есть, действительно, реальные результаты. Даже, знаете, в городах и субъектах преобразовывается социальная атмосфера. Был сделан очень интересный социологический опрос в ключевых городах, в том числе, Тюмени, в котором участвовали порядка 20 тысяч человек: хотите ли вы оставаться в регионе и продолжать здесь работать? — Да. — Нравятся ли вам преобразования в университетах? — Да. — Нравится ли вам то, что появляется персонализированная образовательная траектория? – Да.

Восточное плечо — это Якутск, Северо-Восточный федеральный университет, и ещё пять регионов, с которыми удалось подписать соглашение о создании научно-образовательного центра – это Чукотка, и Магадан, и Владивосток, и Камчатка. Прошло очень хорошее заседание, это уже третий такой "круглый стол", который прошел в октябре 2019 года в Якутске, где, кроме всех восьми или девяти регионов в ранге министров или заместителей, присутствовали коллеги, ректора, и мы вместе штурмовали и обсуждали модели будущего научно-образовательного центра. С этой точки зрения, мне кажется, задан очень хороший вектор. И самое главное, что губернаторы, главы субъектов воспринимают историю и с национальным проектом, и с научно-образовательными центрами как историю, которая должна качественно поднять регион совсем на другой уровень. И задача, которую мы ставим в рамках реализации программы НОЦ, — они потянут за собой и модернизацию социальной инфраструктуры, а это и новые общежития, и текущие ремонты в организациях высшего образования, и совместные интеграционные программы между вузами, научными организациями и крупной индустрией, которые активно включаются. Главная цель, которую мы ставим, – это изменение характера мобильности человеческого капитала. Чего мы хотим добиться – того, чтобы люди из регионов не уезжали, а оставались, чтобы самые сильные, талантливые ребята находили себе образовательные продолжения, связанные с научно-образовательными центрами, с научными центрами мирового уровня и так далее.

Общее количество обучающихся в высших учебных заведениях, — а их у нас 19 — 26 тысяч. К сожалению, это некоторое снижение в процентном соотношении. Я коллегам задавал вопрос, почему. Похоже, накладываются два фактора – это демография, отток кадров из регионов. И второе – то, что, к сожалению, вузы, расположенные на центральной территории РФ, последние несколько лет закрывают филиалы или сокращают численность персонала в филиалах, расположенных в Арктической зоне РФ. Думаю, нам нужно это проанализировать. И, конечно, как регулятор, как учредитель сети образовательных организаций, мы можем на это повлиять, предложить создание новых образовательных программ, которые остановят такую тенденцию и со студентами, и с преподавателями.

Всего в этих 19 организациях у нас порядка 400 работников профессорско-преподавательского состава. На мой взгляд, эта цифра не очень хорошая. И мы должны, я, прежде всего, обращаюсь к представителям субъектов, вместе подумать с вами о том, какие условия — социальные, мотивирующие — мы должны предложить, чтобы профессорско-преподавательский состав приезжал в регионы и работал в университетах. Я считаю, что научно-образовательные центры – это один из факторов, один из таких стимулирующих механизмов, который должен работать.

Очень важная и очень долгая, наверное, вещь для обсуждения – это контрольные цифры приема. Мы с вами все в курсе того, что было две недели назад на Президиуме Государственного Совета и Совета по науке и образованию, который проводил президент. Владимир Владимирович сказал, что безотлагательно, максимально оперативно должна быть создана, сформулирована и согласована с регионами новая методика распределения контрольных цифр приема. Сейчас на площадке министерства организована большая рабочая группа, которая состоит из представителей десятков субъектов. И думаю, что мы довольно в короткий срок, может быть, за две-три недели, уже представим и сообществу, и вам, и будем рады, если Совет Федерации тоже поучаствует в заседании, где будет обсуждаться близкая к окончательной методика. И затем мы должны ее защитить в правительстве. Конечно, методика распределения КЦП для арктических регионов, я считаю, должна иметь определенные особенности. Давайте вместе обсуждать. Мы много получаем предложений от вас, коллеги, и мы их все стараемся имплементировать в эту новую методику и учесть настолько, насколько это позволяет законодательство Российской Федерации.

Александр Константинович сказал, что нужно одновременно и нормативно-правовую базу менять, и некоторые законы. Да, наверное, это потребует обсуждения изменений в законодательство.

Мы серьезное внимание уделяем вопросу реализации образовательных программ, связанных с изучением и преподаванием языков, культуры и фольклора коренных малочисленных народов Российской Федерации. У нас шесть образовательных научных организаций, девять языков. Мы стараемся вместе с вами наладить достоверный учет, статистический учет контингента обучающихся в образовательных организациях высшего образования среди коренных малочисленных народов Арктической зоны, в том числе Арктической зоны Российской Федерации. Но вот, к сожалению, для нас, с точки зрения вот этого статистического учета, не хватает данных. Мы с вами знаем, что национальность не указывается в документах о приеме на обучение. Может быть, стоит подумать о том, чтобы ввести в вузах добровольное анкетирование абитуриентов, включив позицию, которая указывала бы на национальность или на принадлежность к тому или иному малочисленному коренному народу. Опять же понятно, что это вопрос этический, очень деликатный. Но если нам цифры нужны, то думаю, что мы можем вместе с вами о такой методике договориться и ее ввести.

Мы целенаправленную работу ведем по подготовке высококвалифицированных кадров для работы на территории Арктической зоны Российской Федерации. 32 образовательных программы, как мы их называем, образовательные программы арктической направленности, — для 60 отраслей экономики. И общая численность обучающихся по таким образовательным программам по всей территории Российской Федерации составляет порядка 31 тысячи человек. Вот видите, мы обучаем 31 тысячу человек по программам арктической направленности, но профессорско-преподавательский состав у нас — чуть больше 400 человек. Над этими цифрами точно стоит задуматься и подумать о механизмах стимулирования и мотивации того, чтобы люди приезжали на работу в университеты и в научные организации в Арктическую зону.

Мы в рабочем порядке конструктивно работаем со всеми ректорами, со всеми главами субъектов и профильными министерствами в части того, чтобы субъекты Арктической зоны Российской Федерации имели, при прочих равных, особые преимущества в использовании инструментов поддержки из национального проекта "Образование".

Я говорю сейчас о модернизации и ремонте общежитий, социальной инфраструктуры.

И федеральный проект "Молодые профессионалы" – государственная поддержка университетов в целях повышения конкурентоспособности. В конце этого года будет перезапущена эта программа. Вы уже слышали. Вице-премьер Татьяна Голикова об этом говорила. И мы абсолютно готовы, и мы открыты и готовы работать с федеральными университетами в первую очередь, с тем, чтобы они достойно в этой программе поучаствовали и вошли в число победителей.

А.К. АКИМОВ

Григорий Владимирович, у меня такой вопрос. Владимир Владимирович поставил задачу целевой подготовки кадров. Это в какой форме будет происходить, особенно для арктических регионов, где высока потребность в кадрах? Вы говорили, там будет создана комиссия?

Г.В. ТРУБНИКОВ

Александр Константинович, уважаемые коллеги, я думаю, тут есть несколько механизмов, которые на самом деле существуют. И может быть, пока ничего не нужно придумывать и изобретать реформы.

Комиссия по распределению контрольных цифр приема – это один из механизмов. И здесь, конечно, кроме региональных властей, глав субъектов, профильных министерств, должны, на мой взгляд, более активно участвовать индустриальные партнеры, которые работают в регионах. Ведь бо́льшая часть или больша́я часть арктических регионов – это регионы-доноры.

Я понимаю, что разные есть, и экономика разная, но тем не менее, у крупной индустрии есть запрос на высококвалифицированные кадры. Давайте вместе с ними формировать эти цифры, и мы готовы их учитывать в нашей методике.

И второе. Сейчас университеты и главы субъектов совсем иначе смотрят на сферу высшего образования в своих субъектах, в своих регионах. Нужно более активно формировать запросы от индустрии. К сожалению, когда те или иные просят субъекты просят у нас увеличить контрольные цифры приема, и мы показываем, что, допустим, по одной специальности готовится 15–20 тысяч человек, из них трудоустраивается по специальности 50–60 процентов. Тогда, может быть, нам нужно посмотреть, какие, в первую очередь, специальности нужны для тех или иных субъектов, и по ним просто точечно, договорившись, в том числе, с сектором экономики, которые будут гарантировать трудоустройство, формировать эти цифры.

Мы готовы это всё очень оперативно и в связи с вашими потребностями делать.

Е.Х. ГОЛОМАРЁВА

У меня вопрос.

Республика Якутия.

У нас вот такой вопрос.

Везде, где мы встречаемся с населением, задают вопрос родители. У нас для коренных малочисленных народов (студентов) действует дополнительная стипендия в высших учебных заведениях, но она была приостановлена. На совете при президенте страны этот вопрос был поднят. Спрашивают: это касается только университета имени Герцена или всех высших учебных заведений по стране?

Г.В. ТРУБНИКОВ

В вашем вопросе сразу несколько аспектов.

Андрей Викторович в своем докладе говорил о том, что у нас законодательство, как в сфере общего образования, так и высшего, работает таким образом, чтобы были равные возможности у всех субъектов и у всех граждан Российской Федерации. В этом смысле для того, чтобы сделать и создать специальные стипендии для студентов – коренных малочисленных народов, мы должны вместе с регионами, мне кажется, какой-то механизм создавать.

Вот одно из поручений президента после недавнего совета касается того, чтобы регионы могли… чтобы у субъектов появилось право создавать фонды, финансировать, независимо от ведомственной принадлежности, те или иные фонды, создавать инструменты поддержки и так далее. Я думаю, что то, о чем вы говорите, мы едва ли можем в масштабах всей страны в универсальном законодательстве учесть. Но с каждым регионом такие инструменты можем отработать.

А.К. АКИМОВ

Эти полномочия можно передать регионам.

Г.В. ТРУБНИКОВ

Да.

А.К. АКИМОВ

Спасибо.

Слово для доклада предоставляется Крутикову Александру Викторовичу, заместителю Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики.

А.В. КРУТИКОВ

Уважаемый Александр Константинович! Уважаемые члены совета, коллеги! Я остановлюсь на тех вещах, которые либо пока не прозвучали, либо прозвучали не очень акцентировано.

Как уже Александр Константинович сказал, мы завершили подготовку основ госполитики, завершаем подготовку стратегии. Оба эти документа определят развитие Арктики на ближайшие 15 лет, в том числе и приоритеты в сфере развития образования. Документы содержат две цели, которые важны в контексте сегодняшнего заседания совета, – это цель, связанная с повышением качества жизни населения в Арктической зоне, и ускорение экономического роста территории Арктической зоны и увеличение вклада Арктики в экономическое развитие России.

Повышение качества жизни (я думаю, все это прекрасно понимают), напрямую связано с развитием образования. И ключевое направление работы в этой части – это обеспечение доступности социальных услуг в том числе качественных образовательных услуг.

Именно вот этот фактор доступности критичен с точки зрения повышения качества жизни на территории, где плотность населения… уж извините, цифра – половина человека на квадратный километр и где плотность автомобильных дорог в 10 раз меньше, чем в средней полосе Российской Федерации. Поэтому этот фактор доступности, безусловно, должен учитываться в той государственной политике, которая реализуется отраслевыми ведомствами, в том числе и нашими коллегами, отвечающими за политику в сфере образования.

Действительно, у нас относительно неплохая ситуация с доступностью дошкольного образования. Это благодаря тому, что в свое время в 2012 году Президент принял соответствующее решение, были выделены средства.

У нас сегодня только на трех территориях дела обстоят хуже, чем в среднем по Российской Федерации – это Лоухский район Карелии, это Усть-Янский улус Якутии, и Мезенский район Архангельской области.

Там, к сожалению, с показателями доступности дошкольного образования все очень плохо. И это должно стать предметом нашей совместной работы с коллегами, в том числе с точки зрения приоритезации мер в рамках национальных проектов.

Прозвучали цифры по состоянию школьной инфраструктуры и педагогических кадров. У нас здесь оценки с коллегами совпадают. Наиболее критическая ситуация, связанная с качеством школьного образования, складывается в арктических улусах Якутии и в арктических районах Республики Карелия. Там износ зданий общеобразовательных организаций превышает 30 процентов, именно доля образовательных организаций. Это очень высокий показатель, он более чем в два раза превышает средние показатели по Российской Федерации. И, конечно, это дефицит педагогических кадров, тоже цифры назывались по количеству вакансий. У нас есть в Арктике школы, к сожалению, не только в сельской местности, но и в городах, где уровень обеспеченности кадрами не превышает 50–60 процентов.

Собственно, какие задачи мы формулируем в новых стратегических документах для того, чтобы ответить на эти проблемы? Первое. Мы должны подготовить в рамках уже реализации стратегии схему перспективного размещения всех видов социальной инфраструктуры в Арктической зоне, имея в виду, что мы прошли очень тяжелую волну оптимизации, оценка которой уже дана в том числе руководством правительства. Это касается не только образовательных, медицинских организаций, это, в целом, в свое время коснулось всей социальной инфраструктуры. Вместе с тем, мы должны увязать эту схему с развитием транспортной инфраструктуры, обеспечением транспортной доступности, развитием инфраструктуры местной авиации, и посмотреть, где в течение 15 лет какие объекты должны появиться в первую очередь. Такая конкретная схема по каждой арктической территории должна быть подготовлена после принятия стратегии, именно она должна лежать в основе принятия решений, а не общеотраслевые формулы и подходы при принятии решений о выделении денег на социальную инфраструктуру.

Второе. Мы должны поменять строительные и санитарные нормы и правила в отношении объектов социальной инфраструктуры в Арктике, в том числе, общеобразовательных. Все там знают некоторую ерунду, которая есть в этих документах, особенно про озеленение школ, но вы понимаете, они просто неприменимы к нашим условиям. Это мелочь. Есть и более серьезные ограничения, которые приводят к тому, что стоимость создания таких объектов увеличивается в разы в арктических условиях. Мы должны поменять эти правила. В этом году уже мы объявим отбор проектов объектов зданий социальной инфраструктуры в Арктической зоне, под который потом будем менять строительные и санитарные нормы и правила, имея в виду максимальную многофункциональность таких объектов, возможность совмещения разных целей таких объектов. Это надо делать, в этом году мы эту работу запускаем.

Третье – кадры. Вы знаете, что мы в прошлом году решили вопрос по врачам. И наши коллеги из Минздрава не только для Дальнего Востока, но и для Арктики увеличили в два раза объем подъемных до 2 млн рублей при переезде врачей в Арктическую зону и до 1 миллиона для фельдшеров. Применительно к учителям такое решение сделано только для Дальнего Востока. Нам надо делать то же самое и для Арктической зоны, безусловно. Здесь условия абсолютно одинаковые, и мы рассчитываем на поддержку наших коллег из Минпросвещения.

И последнее. На все это нужны деньги. Александр Константинович назвал цифру – 338 миллиардов. Это оценка, которая была нами проведена не только, конечно, по образованию, это по всему комплексу социальной и жилищной инфраструктуры. Но эти деньги сегодня в бюджете отсутствуют. Имея в виду, что до 2024 года все средства бюджета расписаны, нам нужно искать другие источники финансирования. В стратегию мы закладываем подход, о котором уже было сказано, что те новые инвестиционные проекты, которые придут в Арктическую зону в результате принятия того пакета законопроектов, которые сегодня рассматриваются Госдумой, чтобы новые налоговые отчисления от этих проектов, которые сегодня нигде не сидят в базах, скажем так, минфиновских, чтобы они возвращались в территории, эти налоги федеральные, на цели, связанные с повышением качества жизни.

Мы обсуждали уже это в Правительстве Российской Федерации. Нам дан зеленый свет на проработку этого механизма. Я считаю его реалистичным с точки зрения поиска средств на социальное развитие арктических территорий.

Теперь возвращаюсь к цели, связанной с экономическим развитием, почему она важна тоже в контексте нашего сегодняшнего заседания. Мы ожидаем, что в результате принятия пакета законопроектов, уже упомянутого, в Арктической зоне появятся десятки крупных, сотни малых и средних предприятий, на которых будет создано до 200 тысяч новых рабочих мест. И эти рабочие места, – в первую очередь, для граждан Российской Федерации, жителей Арктической зоны, и они к этим местам, к работе на этих местах должны быть подготовлены. Пример, можно далеко не ходить, – Мурманск, крупнейший проект "НОВАТЭКа" – 15 тысяч рабочих мест на этапе строительства, минимум пять – после ввода в эксплуатацию. "НОВАТЭК" приходит в местные колледжи, максимум, что колледжи могли им дать – это 50 человек. Система образования, несмотря на то, что проект, как вы понимаете, случился не одномоментно, местная система образования не была изменена под задачи этого проекта. Собственно, ради этого мы распространили деятельность Агентства по развитию человеческого капитала на Арктическую зону, для того, чтобы оно занималось приведением в соответствие системы профессионального образования в соответствии с перспективной потребностью в кадрах. Уже к середине этого года коллеги должны подготовить такой среднесрочный прогноз, не только для экономических проектов, но и для бюджетной сферы Арктической зоны, потому что туда тоже нужно людей привлекать. И к сентябрю уже должны быть подготовлены предложения по приведению в соответствие системы образования с этой потребностью. А это включает в себя три базовые вещи.

Первое – изменение структуры специальностей и направлений подготовки, то, о чем сейчас Григорий Владимирович говорил, это увеличение контрольных цифр приема. И третье – это модернизация базы профессиональных образовательных организаций. На Дальнем Востоке мы эту работу уже запустили. У нас почти 75 таких колледжей сейчас модернизируются, приводятся в соответствие с требованиями WorldSkills. Вот нам нужно в Арктике эту работу запустить, когда мы такой прогноз кадров подготовим.

И, конечно, это изменение системы высшего профессионального образования, тоже приведение в соответствие. Вот Григорий Владимирович не успел рассказать про конкретные проекты, пожалуй, я тогда это сделаю.

Мы, действительно, сегодня с субъектами ведем проработку целого ряда проектов задач, связанных с развитием высшего профессионального образования. Первое – мы поддерживаем инициативы губернатора Мурманской области по развитию двух университетов: Мурманского государственного технического университета, на базе которого будет развиваться система подготовки кадров в сфере морехозяйственной деятельности и морского природопользования. Это проект, связанный с созданием научно-образовательного центра, полноценного, со студенческим городком, центром развития медицины, центром цифрового развития на базе Мурманского госуниверситета. Это правильные проекты. Вместе с тем, мы будем поддерживать проект, связанный с развитием и созданием научно-образовательного центра мирового уровня на базе Северного (Арктического) федерального университета в Архангельске. Уже говорил и повторюсь, это единственный федеральный университет на территории Арктической зоны, это выделяет его среди других учебных заведений. Мы исходим из того, что САФУ должен развиваться как полноценный институт развития Арктической зоны наряду с теми федеральными институтами, которые созданы в рамках и будут созданы в рамках нового законодательства. Именно поэтому сейчас мы с этого начинаем, и вот буквально в ближайшее время будем обсуждать программу развития САФУ. И еще раз повторюсь, поэтому, имея в виду, что это единственный федеральный университет, мы будем всегда выделять его в отдельную задачу, в отдельный проект.

Далее. Мы принципиально согласовали с Минздравом, что на базе медицинского университета в Архангельске будем развивать федеральный центр арктической медицины. Сейчас университету передано огромное количество помещений, которые надо просто приводить в порядок, создавать на их основе современную базу, и делать из этого центра такой федеральный центр компетенций в области как исследований медицинских в интересах развития Арктики, так и подготовки кадров.

Далее. Мы будем поддерживать те инициативы, которые сегодня реализуются в Красноярском крае. Речь идет о создании Института Севера и Арктики в Красноярске. Уже планируется, что этот институт в этом году приступит к работе, будем его поддерживать.

И, безусловно, будем особое внимание уделять развитию образовательной инфраструктуры в Норильске. Сегодня это единственный город в Арктической зоне, где численность населения растет (имею в виду объявленную "Норильским никелем" инвестиционную программу). У города есть очень хорошие перспективы. Там есть Норильский государственный индустриальный институт. Знаем, там по нему есть сегодня целый ряд проблем в части и оплаты труда преподавательского состава. Мы будем в ближайшее время на это смотреть, этим заниматься, чтобы эти проблемы решать.

Далее. Говоря про Архангельск, не упомянул одну очень важную вещь, она в некоторой степени показательна и тоже, чтобы, коллеги, вы понимали наши подходы.

Есть в Архангельске такой морской рыбопромышленной техникум. Он сейчас входит в состав Мурманского государственного технического университета. Мы поддерживаем его включение в состав Северного университета, имея в виду, что сегодня сложилась довольно сложная ситуация, что эта базовое для рыбохозяйственного комплекса Архангельской области учреждение образования находится в стадии, по сути, ликвидации. И необходимо решение наших коллег, в том числе минобрнауки, о передаче этого техникума, сохранения кадрового состава и контингента.

Почему я посчитал важным привести этот пример? Чтобы вы понимали, мы будем очень внимательно следить за такими рисками, связанными с закрытием учебных заведений, которые имеют историю, имеют опыт на территории Арктической зоны.

Приведу сегодня еще немножко другой пример тоже, какие у нас бывают ситуации. Просто хочу обратить ваше внимание на это.

Далее. Северо-Восточный федеральный университет. Уже Григорий Владимирович об этом сказал. Мы также поддерживаем его как центр компетенций в сфере развития Восточной Арктики. В университете обновляется команда. Мы должны в ближайшее время приступить, активизировать работу, связанную с программой развития Северо-Восточного университета. Мы в рамках Дальневосточного университета во Владивостоке эту работу провели и в результате чего было согласовано решение о значительном увеличении финансирования программы университета. То же самое предстоит сделать и по университету в Якутске.

Я уже говорил, вот и на конференции "Арктика", которая была, о том, что мы считаем важным развивать собственную инфраструктуру образования на Ямале и Чукотке. Это регионы, конечно, с небольшим количеством населения для того чтобы создавать свои, в классическом смысле этого слова, университеты.

Вместе с тем, у этих территорий (у Ямала тем более) накапливается, аккумулируется огромное количество знаний, которые будут востребованы. Они и сегодня востребованы, и сегодня пользуются спросом, и будут востребованы. И нужна инфраструктура для этого – для того чтобы эти знания аккумулировать, для того, чтобы их коммерциализировать, дальше передавать.

В этом смысле, на основе современных дистанционных технологий свои университеты считаю, что и там и там могут появиться.

Почему эти проекты важны. Они повышают устойчивость арктических территорий, это мощнейший фактор притяжения молодежи, сохранения молодежи на территории, и это элемент, связанный, как уже сказал, с экономической политикой в Арктической зоне.

В финальной части своего доклада хочу несколько слов сказать о развитии образования в интересах коренных малочисленных народов Севера. Этот приоритет также будет закреплен нами в Стратегии развития Арктической зоны.

Хочу отметить лишь одно, что нас не может устраивать. Сегодня на федеральном уровне отсутствует четко сформулированная государственная политика в сфере образования. Она имеет очень важные особенности, которые, конечно, мы не можем игнорировать. Для обучения представителей коренных малочисленных народов нужно, конечно, развивать свою особенную образовательную инфраструктуру. Здесь у вас, наверное, у всех есть материалы Ямало-Ненецкого округа. Посмотрите, пожалуйста, этот опыт, связанный с развитием кочевого образования, те практики, которые соответствуют лучшим практикам в мире образования для коренных народов. Считаю важным не просто этот опыт Ямала, знаю, что и в Якутии аналогичный опыт развивается, я считаю важным его не просто развивать, а поддерживать, транслировать. Он должен быть закреплен на уровне государственной политики Российской Федерации. Я помню, когда мы согласовывали с коллегами Основы, они нам сказали, что нет такой формы образования в стране, как кочевое образование. То есть в мире оно есть, оно признано ООН, а в России его нет. На мой взгляд, форма кочевого образования должна быть закреплена в федеральном законодательстве в сфере образования, и иметь поддержку со стороны федерального уровня.

Нужно менять, конечно, и подходы к предоставлению возможности получения высшего образования представителями коренных народов. Вот вам еще один пример. В конце прошлого года мы вместе с правительством Якутии подключились к проблеме Арктического госинститута культуры и искусств в Якутске, связанной, по сути, с правом продолжать свою деятельность самостоятельно. Совместными усилиями нам удалось найти понимание с коллегами из Минобрнауки в части судьбы этого уникального заведения, которое готовит как раз специалистов в сфере культуры из числа коренных народов. Но работу надо выстраивать все-таки системно, конечно, реагировать на сложные сюжеты, но все-таки системно. Надо, на наш взгляд, все-таки сделать реестр таких профессиональных образовательных организаций, которые ведут подготовку кадров из числа КМНС. Координатором этой работы, кстати, может стать Институт народов Севера Российского государственного педагогического университета в Санкт-Петербурге. А мы с участием коллег из Агентства по развитию человеческого капитала подключимся уже к такой системной работе, связанной с развитием сети этих образовательных учреждений.

И последнее. Прозвучала тема стипендий для абитуриентов из числа коренных народов. Конечно, нужно создавать особые условия, имея в виду, что просто в силу естественных факторов уровень их общего образования, я имею в виду представителей коренных народов, не может быть конкурентен с абитуриентами из центральных регионов, да даже просто из городов, где современная инфраструктура получения общего образования. Это нельзя не учитывать в госполитике. Поэтому идеи, которые звучат регулярно, связанные с тем, что нужно создать особые условия, сделать квоту в рамках поступления в вузы, но, например, в рамках этой квоты чтобы была конкурентная процедура, и, безусловно, право получения образования за госсчет получали, но в рамках квоты те, кто демонстрируют наилучшие итоги государственного экзамена, на мой взгляд, это правильно сделать.

И мы со своей стороны весь набор этих инициатив, о которых я сказал, будем дальше продвигать уже в рамках новой стратегии и реализации госполитики по развитию Арктики. Спасибо за внимание.

А.К. АКИМОВ

Многие предложения Александра Викторовича мы поддерживаем, по коренным малочисленным народам Севера давно ведется разговор о сохранении народов, об открытии высших учебных заведений. Он очень правильно сказал: они не могут конкурировать, понимаете, с вузами, институтами Москвы, Санкт-Петербурга. Но, к сожалению, 70–80 процентов высших учебных заведений находится в именно там, в больших городах, понимаете? И это повлияло на демографию, и на подготовку кадров, и так далее, по особенно инженерно-технической специальности и так далее.

Я помню, когда с Вячеславом Анатольевичем (Штыровым) мы работали в республике, институт АГИКИ (Арктический институт культуры и искусства) несколько раз пытались закрывать. Но этот институт – уникальный, и Вячеслав Анатольевич не позволил его закрыть, часть финансирования шла из бюджета. Чурапчинский институт физкультуры открыли, это филиал; чуть речное училище тоже не закрыли, но чтобы речники были на Севере, открыли частный институт водного транспорта, плюс Новосибирский филиал тоже построил себе здание и работает.

Не хватает летчиков, вертолетчиков. Раньше их готовили в Киеве, Риге, Саратове. А сегодня уже на Дальнем Востоке нехватка, чувствуется потребность в этих кадрах. Где их будем готовить? Предложено в Якутске открыть учебное заведение. Александр Викторович очень правильно об этом сказал: надо сохранить институты, которые есть и в Магадане, и на Чукотке, везде, понимаете, это среднее профессиональное образование. И они конкуренции, конечно, не выдерживают во всех отношениях, но кадры готовят. В этом ключе, я считаю, Александр Викторович, конечно, Америку не открыл, но это истина, которая лежит на поверхности. К сожалению, федеральными структурами это не воспринимается. В свое время резали, критерии ставили и закрывали институты...

Что касается целевой подготовки. Правильно Путин говорил: если ты за счет бюджета учился, как мы, три года, пять, обязательно надо, чтобы люди ехали и работали, пусть не по комсомольским путевкам, как раньше, а уже за те деньги, которые заложены были в бюджете. Или вернуть те деньги, за которые студент обучался. Это контрактная система, достаточно понятная, нормальная, в рамках закона. Это уже многие регионы начали внедрять.

И Александр Викторович, Агентство по развитию человеческого капитала эту программу будет разрабатывать по кадрам, да? Обязательно такая сводная комплексная программа нужна. И доказывать надо перед Правительством Российской Федерации – с субъектами вместе, потому что из Москвы, Санкт-Петербурга, других городов туда не поедут. Готовить кадры надо на местах – это истина.

У нас есть фиксированное выступление, презентационное. И мы дадим им слово. Феодосия Васильевна Габышева, председатель Комитета Госсобрания Ил Тумэн республики по науке, образованию, культуре, средствам массовой информации и делам общественных организаций. Тема – "О Концепции государственной программы Российской Федерации "Дети Арктики".

Ф.В. ГАБЫШЕВА

Уважаемый Александр Константинович, уважаемые члены Совета Федерации, приглашенные! Хотелось бы, конечно, очень много рассказать и об опыте, об инициативах и так далее, но из-за ограниченности времени придется очень коротко, тезисно пройтись по вопросам. Сегодня все отметили, что от Арктики и северных территорий все равно отток населения есть – значит, мало детей, а если мало детей, у нас в основном школы – это кочевые, это как малокомплектные и малочисленные школы и так далее. И в тоже время хочу сказать, будущее Арктики – это все равно наши дети.

По кочевым школам сейчас будут говорить много, наверное, поэтому я останавливаться не буду. Кочевые школы – все-таки это по запросу родителей, по запросу детей. Они у нас были возрождены в 90-е годы, и много раз мы ставили именно на законодательном уровне, на нормативном уровне, чтобы конкретно признали это специфическое образовательное учреждение формой образования. Но, к сожалению, вопрос и сегодня не совсем отработанный, не согласован. Но тем не менее хочу сказать, что при Министерстве просвещения создана рабочая группа, и мы дальше будем, надеюсь, заниматься этим вопросом.

Есть хорошая практика и это лучшая практика – то, что Федеральное агентство по делам народностей, именно под руководством шесть субъектов подключились в 2016 году к проекту "Дети Арктики" дошкольного образования. О дошкольном образовании я много говорить не буду, но тем не менее опять-таки вопрос кочевого детского сада, все равно этот вопрос есть, и этот вопрос все равно и дальше будет возникать, наверное. Потому что кто должен оплатить, кто должен обеспечивать не только присмотр, а именно подготовку детей к школе в условиях кочевья?

Многие факторы, которые сегодня существуют в Арктике в целом, это, конечно, слабая транспортная инфраструктура, которая создает нам большие трудности по доступности образования, энергообеспечение и так далее. Есть инициатива Республики Саха (Якутия), которая уже была инициирована, то есть озвучена в 2019 году на IX Международном форуме "Арктика: настоящее и будущее" в Санкт-Петербурге. Глава Республики Айсен Сергеевич Николаев инициировал, чтобы была принята комплексная государственная программа "Дети Арктики".

Также Председатель Государственного Собрания Ил Тумэн на общем собрании Парламентской ассоциации "Дальний Восток и Забайкалье" тоже предложил принятие такой программы. И отрадно, что эту программу, то есть идею, инициативу в прошлом году поддержали Архангельская, Мурманская области, Ненецкий, Ханты-Мансийский, Чукотский автономный округа, и Республики Карелия и Коми. В этом отношении, конечно, работа их будет продолжаться.

Именно по концепции предлагаемой государственной программы Российской Федерации "Дети Арктики", на примере того, что в самые сложные годы, в 90-е годы была программа "Дети Севера", наверное, многие помнят, когда очень сложные годы были, эта программа нам действительно помогала, как сегодня выразились, точечно, адресно. И хочется, конечно, чтобы такая программа была.

Первый блок по концепции – это мы предлагаем сохранение здоровья детей. Я здесь останавливаться не буду, что здоровье детей ухудшается и увеличивается, к сожалению, количество детей-инвалидов с разными показаниями. И во многих школах, сегодня это и в связи с нормативным финансированием и так далее, все равно нет и не хватает медицинского обслуживания, медицинского обеспечения.

Следующее – это хорошо, что с 1 сентября 2020 года будет бесплатное питание, мы очень рады. Но тем не менее есть проблема, связанная со сложной транспортной схемой – это в первую очередь, стоимостью продуктов, товаров и так далее. Это закон № 44, который сегодня нам во многом мешает, можно сказать, в некоторой степени, потому что наши дети местное свое мясо – оленину, жеребятину, молочные продукты и так далее, из-за этих сложных конкурсов не могут употребить именно в своем рационе.

Следующая проблема – второе направление, которое мы хотим обозначить, – это необходимость федеральной поддержки в организации оздоровления детей с круглосуточным использованием инфраструктуры. В этом отношении республикой делается много. Создают у нас и строится хороший круглогодичный лагерь под названием "Полярная звезда" по направлениям…

Но, с другой стороны, природно-климатические условия сложные. Для развития наших детей, для здоровья наших детей, конечно, это большая проблема.

А самая большая проблема – это стоимость авиабилетов. Потому что мы детей должны отправить именно на территории с благоприятными климатическими условиями. Это Краснодарский край, Сочи и так далее, и другие курорты.

Но если взять стоимость билета, начиная от берегов Северно-Ледовитого океана до Сочи – это потребуется 100 тыс. рублей. Для наших родителей это очень накладно, неподъемно. Но тем не менее, конечно, многое делается. Но по желанию мы наших детей хотя бы в год один раз отправить в такие лагеря, на курорты и так далее не можем, поэтому есть в отношении проблема.

Следующее. Хотелось бы видеть межрегиональные школы интернаты. У нас есть школа, которая работает с 2000 года. Это где мы собираем по конкурсу детей коренных малочисленных народов Севера. Непосредственно из других регионов тоже приезжают. Но, к сожалению, там, конечно, инфраструктура, о которой сегодня много говорили, я не буду говорить.

А с другой стороны, такие межрегиональные школы-интернаты надо создавать. Там положительного достаточно много. И то, что сегодня тоже сказали, что у нас с 1 сентября открыта… Но с другой стороны объект будет вводится 1 сентября этого года – это международная арктическая школа. Мы будем давать именно международный стандарт, международный бакалавриат, но… (неразборчиво) с арктическим компонентом. Есть много вопросов, но тем не менее мы много сделали, чтобы и кадры были подготовлены, и детей отбирать, и создать достойные условия. Школы с бассейном и так далее. В наших северных условиях это будет. И чтобы такие межрегиональные центры были построены для детей Арктики.

Следующее – это поддержка детей, которые ведут кочевой образ жизни. Здесь останавливаться не буду. Но по транспортной доступности все равно хочу сказать. Мы в 2005, 2006, 2007 годах, это когда первый национальный проект "Образование" был, ставили вопрос школьного автобуса, специализированного транспорта. И очень хорошо. Сейчас есть северный вариант. Но хочется, чтобы был еще арктический вариант, потому что без вездеходов все равно там невозможно.

Есть комфортные условия, но нужны такие вездеходы. Когда-то мне говорили: "Может быть, Феодосия Васильевна, Вы хотите вертолеты?" От вертолетов тоже не отказались бы, но вездеходы, автобусы нам нужны.

Мы строим, конечно, много. Действительно, не менее 10 школ ежегодно строятся. Не менее 30 детских садов строятся. Но все равно именно дороговизна строительства – это, конечно, большая проблема. А с другой стороны, если бы именно… Сегодня есть федеральная программа. Мы строили и в прошлом году, на два объекта мы получили федеральные… Но в основном мы туда представляем большие объекты, где 500 детей, где 900 детей, 1000 детей. А у нас в Арктике все равно надо маленькие школы строить. В то же время есть, конечно, и современные технологии. Сейчас модульные, мобильные и так далее... Но с другой стороны, когда надзорные органы у нас спрашивают… Вот мы кочевые школы в… (неразборчиво) сделали. До этого – как ходят, в каких условиях дети обучаются – никто не интересовался. И сразу, когда сделали благоустройство, экологический надзор спрашивает: а куда же уходит использованная вода? И куда эта вода должна уходить? Конечно, это в условиях тундры…

Или "выведите сигнализацию на единую диспетчерскую". Это же надзорные органы так спрашивают. Мы это всё сами проходили, поэтому я говорю.

А с другой стороны, сегодня уже сказали, нужны специальные учреждения, в первую очередь, научные учреждения.

В советское время была выстроена такая система, был институт национальных школ, назывался он институт проблем национальных школ. А сейчас только филиал, который мы в свое время сделали со статусом республиканский и передали в федеральную собственность. И каждый год у нас проблемы, точно так же как АГИКИ, мы трижды защищали АГИКИ (арктический институт), а этот НИИ национальных школ каждый год то хотят объединить, то хотят вообще закрыть и так далее. Мне хочется, чтобы такие специфические института мы поддерживали, потому что все равно там и по этнокультурным компонентам, по языкам и так далее есть проблемы. А также институт проблем малочисленных народов Севера. Тоже очень хороший институт был, к сожалению, этого института у нас нет. Но это я на перспективу хотела сказать.

Особо хочу обратить ваше внимание на финансирование – это учебные расходы, которые сидят в общих нормативах, и сегодня не хватает средств на разработку, на экспертизу (но, слава богу, сейчас экспертиза будет за счет федерального бюджета), на доставку и вообще издание штучных учебников именно по языкам. У нас, допустим, юкагирский язык, долганский язык, я не говорю о якутском и так далее, эвенский, эвенкийский, где потребуется издавать учебники, а стоимость одного учебника – от 1,5 тысячи до 3 тысяч может быть. Конечно, сейчас сказать это очень сложно, но тем не менее такую калькуляцию мы получаем.

По дистанционному образованию, по цифровому образованию, конечно, очень многое делается. Но, с другой стороны, стоимость именно интернет-связи, а также, конечно, это обеспеченность скоростным интернетом – это достаточно большая проблема. Для других субъектов может быть это небольшая проблема, а для нас это большая проблема, потому что огромные территории. В этом отношении сегодня нет норматива, именно как должны финансировать дистанционное образование, онлайн-образование. Это за счет кармана родителей? Или все-таки действительно мы должны сделать такие механизмы, чтобы мы могли поддержать детей, которые сегодня живут в арктических условиях.

Много можно еще сказать, но по времени, к сожалению… Поэтому мы свои предложения представили. Это конкретно по законодательству, по совершенствованию механизмов финансирования.

А.К. АКИМОВ

Да, передайте их.

Ф.В. ГАБЫШЕВА

По учителям все-таки я скажу. Извините, пожалуйста. "Земский учитель" – это очень хороший проект. Мы, конечно, поддерживаем, и то, что в условиях Дальнего Востока 2 млн рублей – это очень хорошо. А, с другой стороны, мы не можем открывать вакансии в маленьких наших школах. Есть у нас проект "Учитель Арктики" – то, что сегодня говорят "Арктический учитель". Может быть с учетом специфики именно работы в арктических условиях, кочевых условиях, малокомплектных, малочисленных школ могли бы сделать такой проект.

Спасибо за внимание.

А.К. АКИМОВ

Спасибо, Феодосия Васильевна.

Слово предоставляется Марине Владимировне Кравец, директору департамента образования Ямало-Ненецкого автономного округа.

М.В. КРАВЕЦ

Уважаемые участники заседания! Развитие системы образования в Ямало-Ненецком автономном округе соответствует принятым на уровне страны документам. Здесь они представлены и представлены не все. И важно, что при реализации образовательной политики выдерживается вот тот баланс, который является очень важным, – интенсивное развитие экономики и создание комфортных условий для всего населения. В наших вопросах это создание комфортных условий для детей.

Здесь есть карта, на которой размещены все школы-интернаты Ямало-Ненецкого автономного округа и также обозначены те места, в которых осуществляется в кочевой форме еще и обучение ребят.

Приоритетные направления развития автономного округа связаны, как я уже говорила, с традиционным хозяйствованием и при этом с активным освоением территории автономного округа.

И эти направления, безусловно, являются очень важными, когда речь идет о выстраивании профориентационной работы и обучении ребят профессиям, которые востребованы на территории автономного округа, исходя из заказа предприятий, в том числе представленных на слайде.

Я остановлюсь сейчас на основных характеристиках системы образования.

Сеть образовательных учреждений автономного округа развита. Есть и малокомплектные школы. Нужно отметить, что за все предыдущие годы, когда на территории Российской Федерации происходила оптимизация и объединение, укрупнение школ, ни одна малокомплектная школа не была закрыта. Они сохраняются в том количестве ребят, которые там обучаются. Постановлением губернатора утверждается ежегодно перечень малокомплектных школ.

У нас есть школы, в которых учатся до 30 человек, есть группа школ, в которых учатся до 70 человек, и группа школ, в которых учатся до 100 человек.

Ветхие и аварийные здания в автономном округе отсутствуют. И нужно отметить, что за последние годы интенсивно строятся новые школы, и в перспективе до 2024 года будет построено еще более двух десятков школ, которые заменят в том числе и школы в деревянном исполнении.

Все школы у нас оснащены современным учебным оборудованием.

И я хотела бы отметить, что, несмотря на то что в каком-либо поселке отсутствует центральная канализационная система, каждая школа обеспечена отоплением и теплыми туалетами.

Я хотела бы также отметить, что по итогам предыдущего года Ямало-Ненецкий автономный округ занял первое место по интегральному индексу образовательной инфраструктуры. Мне кажется, что все предыдущие годы были очень важными, и много сделано было правительством автономного округа для того, чтобы современная школа стала современной. Только в современных школах можно учить по-новому наших детей.

Национальный проект создает дополнительные возможности. Здесь на примере только двух инфраструктурных элементов – это центра цифрового и гуманитарного профилей и мобильных кванториумов – я бы хотела показать особенности. Если у нас на сегодняшний день приобретаются мобильные кванториумы, то они тоже действуют по сетевому принципу, то есть фактически преподаватель с переносными модулями выезжает в те сельские территории, те малые школы, в которых нет возможности обучать ребят техническому творчеству. Путем модульных таких программ ребята осваивают технические направления. На наш взгляд, это очень важная мера, потому что именно развитие технического творчества может способствовать выбору в дальнейшем инженерных профессий и специальностей, которые нужны автономному округу.

Да, есть задачи, которые связаны (в продолжение Феодосии Васильевны скажу) с обеспечением высокоскоростным интернетом. Задача такая сложная, но тоже по плечу, мне кажется, для всех наших территорий Арктической зоны, поскольку интенсивно занимаются подведением интернета и какие-то приспособления находят специальные. И мы рассчитываем, что те показатели, которые перед нами стоят по обеспечению каждой сельской школы до 50 мегабит в секунду и каждой городской – до 100 мегабит в секунду… Вот эту задачу нам всем предстоит выполнить. На сегодняшний день высокоскоростным интернетом обеспечены 65 процентов всех школ.

В сфере профессионального образования, мне кажется, такой очень важный проект реализуется, как корпоративные ресурсные учебные центры. Александр Константинович, Вы в своем вступительном слове говорили, что очень важно, чтобы предприятия участвовали с колледжами в подготовке кадров. У нас создаются в колледжах корпоративные ресурсные учебные центры совместно с предприятиями. Для предприятий эти КРУЦ являются площадкой для подготовки своих рабочих.

А для студентов – это реальная, хорошая практика, когда на совместно закупленном с предприятием оборудовании обучают их тем компетенциям, которые нужны для конкретного предприятия. Такие курсы у нас открыты совместно с "Газпром нефтью" и "НОВАТЭК".

Особенности организации обучения детей Севера. Дети из числа коренных малочисленных народов Севера учатся у нас в основном в школах-интернатах. Учащиеся изучают родной язык, сдают итоговую аттестацию по родным языкам. Здесь мы на слайдах отметили, что содержание сельских интернатов, обучение детей, их питание, обеспечение одеждой с доставкой из стойбищ в школу и обратно обеспечены окружным бюджетом.

При этом мы понимаем, что школа-интернат для любого поселения – это социокультурный центр, потому что именно там проходят различные мероприятия поселка, когда вместе собираются жители, педагоги и ученики. В каждом интернате у нас реализуются предметы этнокультурной направленности, создаются этнопарки. Нами разработаны учебники. Вы видите, что у нас разработана вся линейка учебников с первого по девятый класс. С первого по четвертый класс по двум языкам включены учебники в федеральный перечень. Сейчас проходит апробация других учебников. Мы будем включать в этом году данные учебники в перечень, для того чтобы могли все ученики заниматься по современным учебникам.

Вместе с тем существующая в настоящее время интернатная система образования имеет свои ограничения. Почему каждый раз поднимается вопрос об организации кочевой школы, об организации в кочевой форме обучения? Потому что дети отдаляются от семьи, от привычной обстановки, и не все родители поддерживают интернатную систему. Поэтому с 2013 года в закон об образовании автономного округа включена такая норма, которая позволяет в кочевой форме организовывать обучение. То есть мы работаем по этой норме уже семь лет.

Поддерживаю выступления всех моих коллег, кто выступал сейчас о том, что нужно продолжить обсуждение, каким образом это узаконить на федеральном уровне, какие нормы должны быть внесены в закон об образовании, для того чтобы те, скажем так, преграды, препятствия, которые все-таки внесут собой СанПиНы и другие нормы, не позволяли вот эту форму сворачивать, а, наоборот, ее поддерживать. Эта форма носит заявительный характер. Безусловно, родитель вправе выбрать либо в кочевой форме, либо в интернате ребенок будет обучаться. Но то, что школа должна быть доступнее для детей, и если ребенок по каким-то основаниям с семьей не может прийти в школу, то школа должна прийти к ребенку. И вот такой принцип, мне кажется, будет правильным и очень ориентированным на детей и на семьи.

Мне бы хотелось сказать еще несколько слов о системе среднего профессионального образования. У нас в этом году прорабатывается вопрос по введению сертификата. Мы видим, что ребята, поступая в среднее профессиональное образование на программы СПО, не всегда конкурентоспособны, а учиться они хотят по этим программам. Поэтому предусмотрен образовательный сертификат. По итогам, когда пройдет вся приемная компания, мы в этом году опробуем это на базе только одного колледжа, всего 75 сертификатов, мы наберем ребят, будет это оплачивать бюджет, потому что бесплатно может быть только на конкурсной основе обучение организовано, и посмотрим, насколько этот сертификат будет способствовать и мотивации к получению профессии, и сделает саму систему среднего профессионального образования для ребят доступнее.

Определили мы здесь девять специальностей: это мастер по ремонту и обслуживанию автомобилей, пользуется большим спросом сестринское дело, потому что ребята хотят осваивать эту специальность, затем возвращаться к себе, домой, и в каждом чуме будет свой врач… ну, не врач, а медицинский работник. Поэтому это хорошее такое направление, которое мы хотели бы разворачивать.

Ну и в завершение. Модель условия для самоопределения обучающихся связана с сохранением баланса, о котором я говорила ранее.

В качестве предложений, которые мы сделали, рассмотреть возможность внесения в законодательство кочевой формы, узаконивания малокомплектной школы, потому что в региональных законах это существует. В статье 13 закона об образовании автономного округа малокомплектная тоже статус приобрела. Если есть такие школы, почему они не могут быть и в федеральном законе?

В Министерстве образования (поддерживаю предыдущих выступающих) рассмотреть возможность введения подпрограммы "Кочевой воспитатель" и "Кочевой учитель", ну и рассмотреть также возможность – это предлагали наши коллеги, учителя родных языков, в перечень индивидуальных достижений, которые учитываются при приеме на программы высшего профессионального образования, учитывая эти достижения по родным языкам. Спасибо.

А.К. АКИМОВ

Спасибо, Марина Владимировна. (Аплодисменты.)

Я ей сказал, что очень активная, грамотная, профессиональная работа, отстаивает свои интересы, но там и руководство региона, работал и Кобылкин…

М.В. КРАВЕЦ

Дмитрий Андреевич.

А.К. АКИМОВ

Все активно поддерживают. Видите, дело не в том, что это регион-донор, деньги могут быть, но если политики нет, уважение своему народу… Конечно, деньги могут уйти налево, направо и так далее, но здесь целенаправленно на образование, на оздоровление, поддержку коренных малочисленных народов Севера… этот опыт ямальцев надо везде использовать, и федеральным структурам надо поддерживать. Спасибо большое.

М.В. КРАВЕЦ

Александр Константинович, можно еще?

Коллеги, мы вам всем предложили журналы такие…

И здесь есть вкладыш, 18 моделей кочевой формы обучения описаны. Мы будем благодарны за советы, которые вы нам дадите по этому направлению. Спасибо большое.

А.К. АКИМОВ

Спасибо Вам.

У нас фиксированные выступления закончились. Сейчас просьба по пять минут выступающим. Хочется много сказать, но по времени мы уже не укладываемся.

Гергилев Денис Николаевич, заместитель министра образования Красноярского края. Мы регионам всем даем слово.

Пожалуйста.

Д.Н. ГЕРГИЛЕВ

Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за возможность выступить. Буду краток, постараюсь уложиться в отведенное время.

Мы присоединяемся к тем замечаниям, к тем проблемам и инициативам, которые были обозначены, но при этом хотели бы поделиться рядом своих достижений, опытов.

Первый момент связан с сохранением историко-культурного наследия, сохранением традиций коренных народов Севера. И на территории Красноярского края по инициативе правительства постарались выстроить систему поддержки развития и сохранения языковой культуры, начиная с детского садика, средней школы и среднего профессионального образования.

Так, с детьми дошкольного возраста в образовательных дошкольных учреждениях Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района реализуется проект "Языковое гнездо". Часть этого проекта также реализуется в начальных классах школы.

В образовательных организациях, расположенных на территории Таймырского Долгано-Ненецкого и Эвенкийского муниципальных районов, а также Туруханского района изучаются такие языки, как ненецкий, долганский, нганасанский, энский, эвенкийский, кетский, селькупский и якутский языки. В 2019–2020 учебный год по этой программе языки будут изучать 1614 обучающихся.

Также реализована программа на базе эвенкийского многопрофильного техникума в поселке Тура на базе Таймырского колледжа в городе Дудинки, ведется подготовка кадров, владеющих родными языками для работы по программам дошкольного и начального общего образования.

Это что касается сохранения культуры коренных малочисленных народов Севера.

При этом необходимо отметить проблемы, которые существуют на территории Красноярского края. Сама территория нашего региона осваивалась как индустриальная территория. И здесь уже прозвучало, что необходимо развивать сеть и систему научно-образовательных и прежде всего научных учреждений.

Так сложилось, что академических учреждений по изучению человека, гуманитарной направленности на территории Красноярского края не представлено. Очень хорошо представлены в регионе академические учреждения естественнонаучного направления, технического направления, космической отрасли, но при этом у нас на территории проживают более 150 национальностей различных категорий. Системное изучение с академических позиций практически не ведется, либо ведется фрагментарно специалистами с других территорий, а высшие учебные заведения призваны и направлены… ну, понятно, там есть научная составляющая, безусловно, но основная задача – это подготовка кадров специалистов.

Следующий момент, который тоже хотелось затронуть и вкратце отметить – это (ну, как предложение) система доучивания или система подготовки, причем не только представителей коренных народов Севера, но и старожильческого населения северных территорий, поскольку уровень все равно подготовки слабоват для поступления в высшие учебные заведения внутри края, внутри региона, и в течение года ребята могли бы иметь возможность доучиваться, то есть в качестве абитуриентов готовиться к поступлению в вузы. Почему для нас это важно?

На многих территория отток населения происходит не только потому что уезжают – тяжело жить, но и потому что молодые специалисты, выезжая в крупные города, не возвращаются, остаются здесь, остаются… Но у нас край, он огромный, большой, скажем, от Норильска до Красноярска более 2 тыс. километров, и многие ребята, приезжая в Красноярск, они остаются. И вот здесь, с одной стороны, система доучивания, с другой стороны – система целевой подготовки могла бы решить вопросы возвращения специалистов в территорию. Более того, всегда важен специалист, которые прожил в этой территории, родился, вернулся, понимает особенности культуры, особенности языка.

Также хотели бы в качестве предложения высказать идею о мерах социальной поддержки, то есть большие расстояния – меры социальной поддержки, связанные с абитуриентом, когда он выезжает для поступления в другую территорию. Данный проект внутри Красноярского края реализуется на краевом уровне, мы оказываем меры социальной поддержки на большие расстояния, когда ребенок передвигается, но хотелось бы эту практику распространить не только на территорию Красноярского края, но и за его пределами, чтобы такие возможности у наших детей были, уезжая в другие территории.

Если вкратце по основным моментам, то все, коллеги. Спасибо.

А.К. АКИМОВ

Спасибо, Денис Николаевич.

Позвольте предоставить слово Елене Владимировне Кудряшовой, ректору Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова, члену Совета.

Пожалуйста.

Е.В. КУДРЯШОВА

Уважаемый Александр Константинович, уважаемые коллеги! Я очень кратко сейчас представлю результаты многолетнего исследования, связанного с подготовкой кадров для российской Арктики и текущем состоянии и перспективе. Все мы понимаем те вызовы, которые перед нами стоят, и я их сейчас не буду обозначать, поскольку все собравшиеся в этом зале люди – компетентные, и прекрасно это знают и представляют.

Хочу сказать о том, что колоссальную работу провел Минвостокразвития и Арктики по созданию двух важнейших документов – основы госполитики и проект стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации до 2035 года. И поскольку там стоят очень серьезные задачи по открытию новых рабочих мест на территории Арктической зоны Российской Федерации, очевидно, что это повлечет необходимость роста новых специальностей и необходимость роста специалистов и с высшим профессиональным образованием, и со средним процессуальным образованием и, конечно, создание принципиально новых программ ДПО.

Но мы уже сегодня видим и понимаем, что в Российской Арктике два основных направления подготовки специалистов.

Первое – это специалисты для и из коренных малочисленных народов Севера (и сегодня об этом уже много говорилось). И нам представляется, что с учетом лучших наработанных практик в субъектах Российской Федерации мы сегодня уже должны говорить о комплексной подпрограмме подготовки специалистов из и для коренных малочисленных народов Севера, используя такие современные тренды, как образование через всю жизнь – от дошкольного образования через школьное к среднему профессиональному, высшему – и программы дополнительной подготовки, с использованием современных трендов цифровизации и дистанционного обучения.

И второе большое направление – это подготовка специалистов для субъектов, находящихся на сухопутной территории Арктической зоны Российской Федерации, и тех мегапроектов, которые сегодня реализуются и планируются для реализации в перспективе 2035.

Мы провели очень большое исследование, куда были включены и учреждения СПО, которые подведомственны субъектам Российской Федерации, и учреждения высшего профессионального образования, подведомственные ФОИВ, федеральному центру. Основными критериями отнесения образовательных программ к арктичности были наличие профессиональной специфики деятельности в АЗРФ, обязательная включенность ресурсов организаций-партнеров, которые ведут хозяйственную деятельность на территории АЗРФ, и возможность прохождения обучающимися стажировок, практик в условиях, характерных для АЗРФ.

Сегодня подготовка специалистов со средним профессиональным образованием ведется в 98 учреждениях СПО, которые подведомственны субъектам Российской Федерации в основном (85 процентов из них). Но 15 процентов учреждений СПО входят в структуру учреждений высшего профессионального образования. Соответственно, контрольные цифры приема по этим учреждениям СПО идут из федерального центра. И, хотя в исследовании участвовало 121 учреждение высшего образования, все-таки мы пришли к выводу, что только в 32 из них реально реализуются программы подготовки специалистов для Арктической зоны Российской Федерации.

Как мы видим, на этом слайде представлено, что чем выше уровень образования, тем меньшее количество программ для АЗРФ здесь представлено. Больше всего – на уровне бакалавриата, меньше всего – на уровне аспирантуры и тем более докторантуры. Здесь же 10 основных направлений подготовки, где больше всего специалистов идет по линии и СПО, и высшего образования для АЗРФ.

Сегодня уже затрагивалась тема контрольных цифр приема. Мы видим количественный скачок КЦП в 2018 году. Они примерно такие же остались в 2019-м, и на 2020 год мы, все вузы, тоже КЦП получили. В 2020 году они примерно те же самые. Но посмотрите, как интересно эти цифры распределяются: 56,6 процента – это система здравоохранения и медицинские науки по линии Минздрава (но КЦП идут по линии Минобрнауки), 30 процентов – это инженерные науки, а вот образование и педагогика – меньше 10 процентов, науки об обществе – 2,4 процента, а математические и естественные науки, которые, кстати, тоже в АЗРФ востребованы, – всего лишь 1 процент. Поэтому здесь, конечно, по контрольным цифрам приема нам с вами вместе нужно провести очень большую работу.

Несмотря на то что все большее и большее количество предприятий, работающих в АЗРФ, вовлекается в подготовку специалистов и на уровне СПО, и на уровне высшего профессионального образования, лишь 5 процентов образовательных программ сегодня реализуется в сетевой форме с предприятиями. Это очень мало. Всего 10 процентов образовательных программ реализуется на базовых кафедрах, созданных на предприятиях, работающих в АЗРФ. И, коллеги, всего лишь 6 процентов с небольшим – это доля студентов, обучающихся в рамках целевого обучения. Вот эта обобщенная цифра, которую называл Андрей Викторович, – 3 процента СПО – плюс процент высшего профессионального образования и среднего – получается 6,3 процента. Конечно, это крайне мало.

По результатам мониторинга какие выводы мы можем сделать?

Конечно, на сегодняшний день отсутствует эффективная система оценки прогнозов кадровой потребности. С этим мы столкнулись и по субъектам Российской Федерации, и по предприятиям. В большей степени мы живем в отсеке сегодняшнего дня, не размышляя на среднесрочную и особенно на дальнесрочную перспективу. К сожалению, сегодня отсутствует единая, принятая всеми система оценки качества программ арктической направленности. И над этим тоже стоит работать.

Ну и (я уже это тоже отметила) недостаточное взаимодействие и университетов, и учреждений СПО с компаниями и филиалами компаний. Нам представляется, что в последние годы все-таки улучшение тенденций подготовки специалистов пошло благодаря, во-первых, созданию Национального арктического научно-образовательного консорциума, который в 2016 году появился и объединил 38 организаций, ведущих подготовку специалистов для АЗРФ. Благодаря консорциуму появилось много новых интересных сетевых научных программ и образовательных программ. И самое главное – мы уже можем говорить о некой системе поддержки молодежи – талантливых студентов, аспирантов, и сюда мы вовлекаем предприятия и организации, которые в АЗРФ у нас работают. Ну и НАНОК сегодня уже превратился в серьезную экспертную площадку.

Нам представляется, что другой серьезной площадкой могут стать как раз научно-образовательные центры мирового уровня, один из которых образуется на базе Северо-Восточного федерального университета под названием "Север" и фактически объединяет сетью Дальневосточный федеральный округ, и НОЦ "Российская Арктика: новые материалы, технологии и методы исследования", который создается на базе нашего университета, но тоже как сетевая структура с регионами СЗФО. И мы можем сделать хороший мостик Восток – Запад, Запад – Восток и здесь аккумулировать все лучшие практики субъектов АЗРФ, вовлеченных во все эти процессы.

И мы сформулировали ряд серьезных предложений. Александр Константинович, мы Вам их передадим. Не буду их все зачитывать.

Акцентирую внимание лишь на том, что здесь постарались учесть действительно и потребность в подготовке специалистов для (и из) коренных малочисленных народов, систему усовершенствования мониторинга кадровой потребности, систему государственной поддержки молодых специалистов, работающих в АЗРФ, и поддержки педагогических кадров наряду с медицинскими, формирование кадрового резерва и механизмов целевого обучения, совершенствование КЦП, о чем сегодня уже неоднократно говорилось.

Обязательно, на наш взгляд, нужна поддержка в софинансировании корпоративных программ подготовки специалистов со стороны предприятий. Мы сейчас все больше говорим о федеральном бюджете, о бюджете субъектов Российской Федерации, но как-то недостаточно уделяем внимания тому, что, вообще-то, работающие организации и предприятия и бизнес, который пришел и идет в Арктику, тоже должны участвовать в софинансировании этих программ и подготовке специалистов для самих себя. Ну и в этой связи – создание сетевых структур и базовых кафедр.

Ну и отдельно хотелось бы тоже обратить внимание на научную составляющую, которая тоже необходима для решения тех вопросов, которые мы с вами обсуждаем. Это, конечно, и целевые конкурсы грантов на проведение научных исследований, поддержка программ мобильности для молодежи, ведущей исследования по арктической проблематике, и, возможно, проработка системы арктических постдоков. Но это с нашим министерством науки и высшего профессионального образования.

И хочу поблагодарить и Министерство просвещения, и Минобрнауки, и Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики, потому что действительно коллеги самым активным образом включились в решение этих вопросов. И думаю, что если мы объединим усилия, то у нас все получится. Спасибо.

А.К. АКИМОВ

Спасибо, Елена Владимировна.

Давайте поаплодируем, пожелаем успехов. (Аплодисменты.)

Анатолий Николаевич Николаев, ректор Северо-Восточного федерального университета имени Аммосова, член совета.

А.Н. НИКОЛАЕВ

Уважаемый Александр Константинович!

Многие наши коллеги уже сказали, и, конечно же, мы все тут собрались для того, чтобы у нас в Арктике стало лучше, были подготовлены хорошие кадры для развития в целом большого региона нашей страны.

Несколько слайдов. Конечно, университет представлен во многих мировых рейтингах. Я бы хотел остановиться на одном рейтинге – Times Higher Education. Тут наш университет попал в мировой рейтинг по влиянию на устойчивое социально-экономическое развитие земли …(неразборчиво). Туда вошли всего от 450 вузов, и всего 30 вузов нашей страны. И мы очень рады, что мы как-то влияем на регион, и наше влияние довольно-таки существенное.

Этот слайд я бы хотел показать. Конечно, САФУ – это один из больших федеральных университетов, распложенный на территории Арктики, который влияет на развитие Арктики. Но не менее важным является и Северо-Восточный федеральный университет. Если взять площадь сухопутной территории Арктики, получается, если 13 улусов нашей республики, и Чукотский автономный округ, где расположен наш филиал, если все территории сложить, то получится почти 49,2 процента всей сухопутной территории Арктики. То есть на нас возлагается очень большая ответственность при развитии в целом такого большого региона.

Мы все знаем, что численность населения в зоне Арктики особенно упала после 90-х годов. Если в 1990 году в арктических районах нашей республики проживали 148 тысяч человек, то сейчас всего 68 тысяч, это почти 80 тысяч человек. Это очень большой отток, очень большая наша боль.

Этот слайд показывает именно арктические зоны Республики Саха (Якутия), мы отдельно взяли, это возрастная пирамида населения Республики Саха (Якутия). Там есть два таких уменьшения. Первое – это отток в 90-е годы, а второе – это в целом демографическая яма, которую мы по всей стране ощущаем, конец 1990-х – начало 2000-х. И как раз эти дети, которые родились именно в этот период, сейчас являются студентами почти всех вузов. И получается, подготовка кадров именно для Арктики является очень проблематичной, потому что молодых людей этого возраста очень мало. Для того чтобы поднять этот регион, нам тоже придется приложить очень большие усилия.

Мы ориентируемся на индустриальный потенциал Арктики, что будет реализовано до 2030 года. Мы все это должны понимать и готовить кадры под эти вызовы.

Еще один вызов – это поднятие органической агропродукции. Это оленеводство, коневодство, скотоводство и рыбная отрасль. Но это не напрямую наше, это сельхозакадемия.

Сейчас приоритет развития – это арктический турим. Тут есть две большие графы. Туристический поток поднялся с 2005 по 2017 годы почти в 1,5 раза, а если взять объем платных туристических услуг – почти в четыре раза. То есть в принципе в этом направлении кадры нужно готовить.

Сейчас в связи с тем, что у нас федеральные дороги строятся, будет построен мост, но все равно территории Арктики по транспортной схеме будут не очень улучшены. В этом плане мы должны готовить кадры, которые бы организовывали именно транспорт в Арктике (речной, морской и так далее). И самое главное для нас – это создавать социальные хорошие условия, чтобы молодежь туда пошла, и кадры туда возвращались.

Конечно же, больше 10 тысяч студентов мы готовим, которых можно отнести к арктической направленности. Это социально-гуманитарные, медицинские, инженерные кадры и так далее. Мы можем говорить, что у нас 214 программ арктической направленности, об этом я уже несколько раз на многих форумах говорил.

Но сейчас я сюда пройду, потом обратно вернусь. Если взять первую часть – это вакансии по трудоустройству по педагогическим кадрам и ниже – это по здравоохранению. Вот синим – это вакансии и сколько человек туда ушло. Например, вакансий было 121 человек, а наших выпускников туда ушло всего 10 человек. Почему тогда туда они не уходят? Значит, мы не предоставляем условия, для того чтобы они там комфортно работали, поэтому они туда не идут, а остаются в центральной части нашей республики.

Сейчас обратно вернусь. В связи с вызовами мы сейчас начали отдельно работать по кадрам для подготовки по цифровой экономике. Мы внедряем модули в наши образовательные структуры, сейчас по всем первокурсникам мы внедрили модуль цифровых компетенций. Вот это очень интересный файл. Со следующего, вот 2020–2021 учебного года мы по многим нашим программам по СПО и высшему образованию будем внедрять Arctic Skills. Это планируемые компетенции по специальностям будущего. Вот тут я читать не буду. Это получается, мы должны уже сейчас думать, какие же направления, и так далее, будут чуть-чуть в будущем.

И, конечно же, важно сейчас материально-техническое обеспечение нашего университета тоже усиливать. И нам необходимо строить наш медицинский институт, УЛК(?) нашего медицинского института. Конечно же, потребность в медицинских кадрах в целом для Дальнего Востока – более тысячи человек, а ежегодный выпуск нашего университета – чуть больше 200 человек. Сейчас в этом году у нас выпустят где-то около чуть больше 200 человек, а прием студентов будет около 400. У нас объем увеличивается, в мединститутах у нас обучается 1 800, а сейчас будет 2 000. Этот вопрос мы уже ставим давно, уже можно сказать, четвертый министр науки и высшего образования сейчас. Мы начинали с Ливанова дорабатывать. И надеемся, что во время работы Фалькова наш мединститут будет построен. И, конечно же, это даст очень большой толчок в подготовке высококвалифицированных кадров не только для Арктики, но и для всего большого макрорегиона.

Предложения от СВФУ мы в течение двух недель еще доработаем, отправим. И можно сказать, спасибо за внимание.

А.К. АКИМОВ

Спасибо, Анатолий Николаевич, очень хороший доклад, интересный. Надо выводы делать.

Мелёхин Евгений Витальевич, заместитель руководителя Департамента образования, культуры и спорта Ненецкого автономного округа.

Е.В. МЕЛЁХИН

Уважаемый Александр Константинович, уважаемые участники заседания! Спасибо за предоставленную возможность выступить перед вами.

Мы поддерживаем все обозначенные предложения регионов, сказанные здесь. И вкратце расскажу об инфраструктуре образовательного процесса в Ненецком автономном округе. Образовательную деятельность на территории Ненецкого автономного округа осуществляют 56 организаций, из них 26 школ, 22 детских сада, четыре организации дополнительного образования и Ненецкий региональный центр развития образования. На начало 2020 года в детских садах региона воспитывается более 3,5 тысяч детей, в школах обучается около 6 300 детей. В профессиональных организациях образование получают порядка 1 200 человек.

В 2018–2019 учебном году в образовательных организациях, расположенных на территории округа, педагогическую деятельность осуществляет 1 405 педагогических работников, из них – это 28 процентов педагоги в сельской местности, и 72 процента – в городской. На стабильно высоком уровне в округе оказывается социальная поддержка педагогических работников, предусмотрены гарантии и дополнительные меры социальной поддержки.

А.К. АКИМОВ

Евгений Витальевич, я извиняюсь, какие у вас есть предложения по тем докладам, которые прозвучали? Мы Ненецкий округ – недавно здесь презентация была – хорошо знаем, вы хорошо, активно работаете. Но какие есть предложения по тем документам, по рекомендациям, которые сегодня подготовлены?

Е.В. МЕЛЁХИН

Спасибо, на Днях Ненецкого автономного округа в Совете Федерации все наши предложения поддержаны. Это, в частности, включение в федеральный проект "Современная школа" национального проекта "Образование" мероприятия по строительству в Ненецком округе в 2020–2022 годах здания коррекционной школы, а также предложение о выделении бюджетных ассигнований на строительство интерната на 80 мест в поселке Каратайка.

Но между тем на сегодняшний день остаются другие проблемные вопросы, требующие не только пристального внимания, но и поиска эффективных организационных и управленческих решений. Обозначу два основных момента.

Первое. Строительство социально значимых объектов на Крайнем Севере обходится бюджету гораздо дороже, чем в средней полосе. Это связано и с климатическими условиями, и с транспортной логистикой.

Как уже было сказано ранее, в 2019 году заключено соглашение с Министерством просвещения на строительство школы на 860 мест в поселке Искателей и на строительство школы в селе Шойна. Общий размер субсидий из федерального бюджета на реализацию мероприятий составляет более 611 млн рублей. При этом общая стоимость данных объектов составляет более 2 млрд рублей. Таким образом, процент софинансирования из федерального бюджета составляет чуть более 30 процентов.

Между тем в соответствии с распоряжением правительства № 2468 для Ненецкого автономного округа предельный уровень софинансирования из федерального бюджета составляет 90 процентов, то есть очень низкая сумма софинансирования.

Кроме того, необходимо отметить специфику северных регионов при реализации мероприятий, предусматривающих строительные работы. В частности, в Ненецком автономном округе возможность ведения строительных работ ограничена отсутствием круглогодичного транспортного наземного сообщения для доставки строительных материалов, удаленностью от промышленно развитых регионов и коротким строительным сезоном.

Во избежание срыва сроков запланированных мероприятий считаем целесообразным увеличение с двух до трех лет периода предоставления субсидии из федерального бюджета на строительство объектов, чтобы финансирование производилось в течение трех лет.

И вторая немаловажная проблема, требующая решения, как уже обозначил Александр Викторович. Возведение новых социально значимых объектов осуществляется в соответствии с действующим законодательством, в том числе санитарно-эпидемиологическим, которым регламентированы требования к размещению зданий, прилегающих территорий, набору помещений, их площади и так далее. Площадь учебных кабинетов в школе должна составлять не менее 2,5 кв. метров на одного обучающегося. Таким образом, при соблюдении всех требований получаются очень большие здания школ, детских садов.

Наглядно изображена на презентации (так скажем, гигантомания) площадь поселка и какая выделяется в каждом поселке школа, каких размеров.

И в связи с этим у нас предложение – рассмотреть возможность концентрации различных типов социальных услуг в одном здании для населенных пунктов, расположенных в Арктической зоне, что обеспечит более высокую эффективность бюджетных расходов и обновление фондов других поселков. Так, мы полагаем, что в условиях Арктики в одном здании могут располагаться школа, детский сад, учреждения отраслей культуры, здравоохранения. Для этого необходимо внесение изменений в законодательство. Спасибо за внимание.

А.К. АКИМОВ

Правильные предложения.

Вершинин Евгений Владимирович, глава администрации Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района Красноярского края, член совета. Издалека приехал, так что давайте уважим.

Е.В. ВЕРШИНИН

Спасибо.

Уважаемый Александр Константинович, уважаемые члены совета, приглашенные! Я попрошу, учитывая, что я среди выступающих один представляю муниципалитет, оставить за мной отведенное время по регламенту.

Коллеги, я хотел бы сегодня обозначить взгляд территории на проблему перспектив развития образования до 2035 года. Я постараюсь это сделать кратно. Но, прежде чем приступить, хотел бы представить территорию.

Таймырский Долгано-Ненецкий муниципальный район – это самый крупный муниципальный район в Российской Федерации – площадь его составляет почти 900 тыс. кв. километров. Ну, чтобы это было наглядно, я скажу: на территории района могут свободно уместиться полторы Франции или четыре Германии, или 32 Крыма. И при этом на полуострове проживает 32 тысячи человек, из них 30 процентов – это представители коренных малочисленных народов. Представители пяти этносов проживают на территории. 26 поселков находятся на значительном удалении от Дудинки. Ну и, соответственно, связь... транспортная доступность – только авиатранспортом.

Учитывая транспортную логистику и неразвитую инфраструктуру связи, понимаем, в каких условиях приходится жить.

Вместе с тем существующая сегодня модель предоставления школьного общего образования во всех населенных пунктах района решает задачи, которые ставит перед нами государство.

Постараюсь от проблем перейти к каким-то предложениям. Проблема, 80 процентов зданий в поселках, в которых организован учебно-воспитательный процесс, относятся к ветхим, частично аварийным, не соответствующим современным требованиям, что, наверное, характерно для всех территорий Арктики. Чтобы решить эту проблему, я поддержу коллегу, который как раз передо мной выступал, стандартные проекты зданий надо разрабатывать из современных быстровозводимых материалов для поселков от 100 до 500 человек и от 500 до 1000. При этом надо понимать, что если мы в поселках с численностью до 500 должны строить образовательные культурные центры, то в крупных населенных пунктах должны быть школа, дошкольная группа или детский сад, центр культуры, в нем клуб, библиотека и филиал школы искусств обязательно, с моей точки зрения, потому что…

А.К. АКИМОВ

В центре реализовать можно, да.

Е.В. ВЕРШИНИН

Сегодня в поселках 90 процентов детей – это представители этносов, которые, поверьте мне, как правило, в области искусств довольно одаренные, а обучать их негде. Филиалы эти достаточно актуальны.

Сейчас как раз то время наступает, когда настоящее у нас на глазах превращается в будущее. Постараюсь оценить наши шаги на 2035 год, чтобы понять, что нужно менять и что делать именно сегодня.

База изменений заложена вся в национальных проектах, но учитывая особенности территорий, мы должны усиливать точки роста. В школах нужно развивать профориентационные центры, которые создаются в муниципалитете, для расширения знаний детей и родителей, что немаловажно, по подготовке к выбору будущего, особенно для тех, кто проживает в отдаленных труднодоступных поселках. Эту работу необходимо вести, начиная с седьмого класса, чтобы сформировать представление о том, как будет развиваться территория и какие специалисты будут нужны на Таймыре в 2035 году. Поэтому мы планируем подготовить проектные команды по жизненной ориентации и социальному проектированию в районе и поселения даже для организации системной работы с населением.

Необходимо также сформировать атлас актуальных профессий, выделив в нем те, которые будут востребованы для Арктики. В рамках лицензионных соглашений с недропользователями, соглашений о сотрудничестве с крупным бизнесом, работающим на территории, внести пункты, обязывающие готовить кадры из числа молодежи, жителей Таймыра, отдавая преимущество коренным народам Таймыра. Обеспечить их обучение на целевых местах, в вузах Арктической зоны. Все это позволит укрепить межвузовское взаимодействие в Арктике, расширить горизонты выбора для школьников.

Считаю, что умение ориентироваться в жизни и правильно определиться с выбором своего будущего – это главная ценность, которая должна быть сформирована. Для нашей территории, где существуют сложности с трудоустройством, особенно среди представителей коренных малочисленных народов, необходимо сформировать навыки самозанятости, что означает развитие некоммерческого сектора через обучение основам предпринимательской деятельности, финансовой и правовой грамотности. Благодаря самозанятости коренные народы смогут сохранять и развивать традиционные промыслы и ремесла. Данным специальностям обучают в нашем колледже, который является единственным профессиональным образовательным учреждением на территории. На его базе можно развивать и другие востребованные для Таймыра профессии, создавать при необходимости филиалы вузов Арктической зоны для подготовки специалистов. Сегодня Таймырский колледж входит в Арктический университет, обучение в котором возможно получать в дистанционной форме.

Тема арктического туризма привлекает все больше внимания как к новой отрасли экономики на Таймыре, но активное развитие возможно только при подготовке и привлечению на Таймыр специалистов-профессионалов. Конечно, профориентация школьников и населения должна идти с учетом обеспечения этой отрасли кадрами. Сегодня можем предложить маршруты в рамках событийного, круизного, исторического туризма. Готовимся представить маршруты этнического туризма, который очень интересен и востребован, маршруты выходного дня, спортивного и экстремального туризма. Нам необходимы специалисты этой отрасли, в том числе из числа коренных народов. И мы начинаем эту работу.

На всех ступенях образования дошкольного, допрофессионального мы практикуем обучение родным языкам, традиционному образу жизни через развитие этнообразовательных центров. Предлагаем для мотивации молодежи предусмотреть в государственных программах, направленных на развитие Арктической зоны, финансирование рабочих мест для старшеклассников в семейно-родовых хозяйствах на каникулярный период, чтобы дети не теряли навыки ведения традиционного хозяйства, учились вместе с родителями быть оленеводами и промысловиками.

Важным является решение вопроса о получении высшего образования выпускниками из числа коренных народов.

Предлагаем возобновить для этой категории школьников практику подготовки к поступлению на подготовительных отделениях, которые надо открыть в определенных вузах Арктической зоны, а также продумать вопрос сопровождения их и оказания помощи в решении бытовых, житейских ситуаций и проблемных вопросов с преподавателями в предсессионный период.

Главное условие, которое мы ставим для себя, – возвращение их на территорию после окончания вуза.

Конечно, Таймыр и Арктика малопривлекательны сегодня. Считаю необходимым восстановить престиж Арктики для молодежи и специалистов, и принять пакет специальных социальных гарантий и льгот.

Особую роль мы отводим развитию технологического образования – робототехника, программирование, инженерное образование, конструирование, прикладные науки, физика, химия.

Предлагаем организовать такую подготовку через создание кванториумов дополнительного образования.

Кванториумы – центр науки, передовых технологий, материалов, исследований, это наличие современного лабораторного оборудования, проведение практических занятый студентами и аспирантами. У нас нет высших учебных заведений мощного научного ресурса, но наши дети, как и все, хотят получать новые знания не на уроках, а в более другой, интересной среде.

Вывести их в Красноярск очень дорого, так как цена на авиабилеты высока. Предлагаем доработать федеральную программу "Дети Арктики", в которую внести мероприятия по финансированию приезда студентов и научных сотрудников из центров, ведущих арктических вузов для проведения практико-ориентированного обучения школьников, погружение их в новые знания, реализацию совместных исследовательских проектов. Сформировать так называемый кочевой арктический кванториум с передвижными лабораториями и преподавателями. Это возможно также через сетевое взаимодействие и вовлечение в образовательный процесс работодателей и инвесторов. И такие практики существуют.

Дополнительные финансы планируем получать через участие в грантовых программах, а также начать формирование целевого капитала, ресурс которого использовать для развития образовательного пространства и новой образовательной среды в муниципалитете.

В наших планах – создать научный центр по развитию оленеводства и сельского хозяйства на Таймыре, где должны работать как штатные специалисты, так и привлеченные по договорам. Основные лаборатории с оборудованием и научными сотрудниками собираемся разместить в центре района – в Дудинке. Надеюсь, через совместную реализацию социальных проектов сможем сформировать у граждан бизнеса социальную ответственность за будущее территории.

Таким мы в видим себе перспективы развития образования на Таймыре. Это первые шаги. Ситуация в стране будет меняться. Будут совершенствоваться технологии, науки будет двигаться вперед, прогресс невозможно остановить. Но то, что мы сегодня предлагаем, уверен, поможет нам достичь цели, сделать территорию привлекательной для специалистов, создать условия для ее развития и улучшения качества жизни людей.

Наши предложения мы готовы передать для использования в подготовке программных документов. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

А.К. АКИМОВ

Спасибо, Евгений Владимирович.

Вот видите, какие люди работают в Арктике. После их выступления верится, что Арктика все равно возродится. Правильно?

Есть предложение. Дмитрий Александрович Шатохин у нас. И на этом завершить. Д.А. ШАТОХИН

Дорогие друзья!

Проект об Антарктике относительно небольшой, молодой, всего третий год. Инициатор ФАДН (Федеральное агентство по делам национальностей), Ассоциация "Талантливая молодежь", Совет Федерации в 2018 году присоединился. Вот мы попробовали в 2018 году впервые его провести на базе "Черноморской зорьки" (такой детский лагерь, который принадлежит Республики Коми, северному региону). Вот 100 детей отдохнули из 10 субъектов, реализовали 9 творческих проектов. Интересные эксперты появились. Например, Лариса Вербицкая учила наших северных детей или Пудова Ирина – это все ведущие "Первого канала", или Алихан Динаев – учитель года России.

И вот такой пул экспертов для наших северных детишек это было очень важно.

Финансирование из различных источников. Несколько компаний помогли нам. Это была такая наша первая проба.

В 2019 году еще более серьезней подошли к этому мероприятию. И таких три больших события: это выставка в Совете Федерации, Валентина Ивановна принимала участие, где мы презентовали этот проект, и дети принимали участие из Якутии, из Таймыра, с Коми.

Сама смена летняя, три сенатора (Акимов, Исаков, Шатохин) принимали участие. Несколько дней мы с детишками встречались и работали.

В принципе получилось достаточно интересно. Валентина Ивановна поприветствовала.

И третье событие этого 2019 года. Это мы, ФАДН, Совет Федерации поощрили 16 детишек из Пскова, Мурманска и Карелии приездом в Москву. Экскурсия была и встреча с Андреем Анатольевичем Турчаком. Вот они с подарочками.

Что будет в этом году, сразу скажу, уважаемые друзья. К вам, в ваши регионы пришли письма о том, что в июне состоится очередная смена, состоится через конкурс. Поэтому обращаемся к вам, проведите, пожалуйста, качественно конкурс в своих регионах. Смена пройдет у нас в июне, 21 день. Еще скажу, что информационные письма уже ушли.

Ну и, какие предложения. Пользуясь случаем и нашими коллегами из федеральных… все-таки и статусом проекта, чтобы данное мероприятие шло системное, программное, получилась системная программа финансирования, увеличение охвата, потому что 150 детей, друзья, на все наши 28 субъектов, это маловато, конечно.

Определение постоянной летней базы, может быть, даже проведение нескольких смен, например, зимней смены, весенней смены.

Квалифицированный отбор участников, надеюсь, в этом году будет посильнее.

Ну и, уважаемые сенаторы, обращаемся к вам, Виктор Николаевич, мы бы хотели, чтобы вы курировали делегации свои от ваших регионов обязательно.

Формирование базы талантливых детей Севера. Наши детишки, которых учили, чтобы они не пропадали, чтобы дальше они были что-то вроде в реестре и сопровождали даже и по дальнейшим своим проектам.

И формирование постоянного пула экспертов для проекта "Таланты Арктики". Так что будем работать над этим проектом дальше с вашей и божией помощью. Спасибо. (Аплодисменты.)

А.К. АКИМОВ

Уважаемые коллеги, я извиняюсь, у нас двое не выступили. Я прошу прощения. Я думаю, что письменно вы дадите еще, кто хотел выступить. Конечно, наш совет все-таки специфический, издалека приезжает, поэтому, конечно, выслушать надо, Виктор Николаевич, правильно. Я имею в виду, специфика есть определенная, поэтому, конечно (я извиняюсь), обязательно тех людей, которые приехали издалека, из регионов, мы обязаны выслушать, я так считаю. Так что позвольте поблагодарить всех, кто принял активное участие.

И у вас есть проект решения совета. Он роздан вам. Вот здесь, Валерий Петрович, они очень активно работали.

В.П. МАРКОВ

Да нет, Вы же, Александр Константинович, сказали, что все выступления будут проработаны, предложения будут рассмотрены, и по максимуму включим. Была очень хорошая информация и у Александра Викторовича, вот тут то, что собирается министерство Дальнего Востока и Арктики. В выступлениях были интересные моменты. Я бы тоже сейчас мог высказаться, но я понимаю, что время… Все учтем.

А.К. АКИМОВ

Спасибо большое.

Уважаемые коллеги, все-таки мы готовились очень серьезно, я благодарен и регионам, федеральным структурам, начиная с Александра Викторовича, Министерству просвещения, которое, несмотря на структурные перестройки и так далее, очень помогло, очень добросовестно все сделало и Министерство образования и науки, они тоже активное участие приняли, и сенаторы. Считаю, что в целом, уважаемые коллеги, по Арктике уже определенные сдвиги есть, ну хотя бы по документам по совершенствованию законодательства и так далее. Мы медленно, но верно продвигаемся. Я потому хотел бы поблагодарить вас за работу, потому что это дело долгое. Еще нам предстоит много работать над реализацией этих документов, чтобы Арктика поднялась. Это как освоение космоса – целое столетие поднимали. Тут за пять или десять лет поднять достаточно сложно будет. Ну и, конечно, нам предстоит, я уже говорил, серьезно поработать по всем направлениям нашей многогранной деятельности по Арктике.

Поэтому благодарю всех. И по решению ваши предложения я прошу предоставить. Мы в понедельник собираемся в Госдуме, там совместное заседание экспертного совета, который возглавляет Ольга Николаевна, и нашего Совета по Арктике и Антарктике (президиума), приглашения многие получили. Просьба принять участие. Там будет и Александр Викторович. Мы обсудим там тоже и по северному завозу, и по проекту законов, которые представлены. Еще есть у кого по проекту решения?

Так, Елена Христофоровна.

Е.Х. ГОЛОМАРЁВА

Очень интересно было и, правда, то, что движение у нас есть по направлению образования. Хорошо, что есть Министерство Дальнего Востока и развития Арктики. Мы видим решение вопросов по созданию фонда для родных учителей. Но хотела бы я обратить внимание на один очень важный вопрос (ни один выступающий это не отметил): заработная плата учителей в образовательных организациях ниже, чем в центральных районах из-за нормативов: количество детей-то меньше, чем в Арктических районах. Поэтому Министерству образования Российской Федерации, где есть рекомендации… хорошо было бы изучить данный вопрос по заработной плате – фиксированную зарплату, может быть, как у врачей (решили же вопрос). Особенности все равно должны учитываться.

И самое главное – движение идет по изучению родных языков коренных малочисленных народов, но заработная плата учителей – то же самое: самая низкая у учителей родных языков коренных малочисленных. Самая низкая! Нужно фиксированную заработную плату решением или приказом министерства… Российской Федерации по учителям родных языков.

А.К. АКИМОВ

Хорошо, Елена Христофоровна.

Елена Христофоровна, этот вопрос… особенно в отдаленных, малокомплектных школах, правильный. Сегодня Александр Викторович говорил, и Андрей Викторович, он услышал... Если Вы готовы, он готов выступить.

РЕПЛИКА

В понедельник.

А.К. АКИМОВ

Да. Андрей Викторович сказал, что он внимательно все записал, услышал. Но у нас это не первая встреча, еще дальше будет. Обязательно вернемся, потому что система образования и просвещения у нас достаточно непростая, сложная. Обязательно в течение года мы каким-то образом вернемся и послушаем, как работа ведется.

Елена Христофоровна, спасибо за вопрос, потому что по заработной плате учителей вопрос ставили здесь, в Совете Федерации, так что такое поручение было дано.

Уважаемые коллеги! Я хочу сказать, что сегодня многие переживают, чтобы услышать федеральных министров, их позицию. Спасибо им, что они сегодня изложили. Особенно я хочу поблагодарить Александра Викторовича: наше родное министерство очень по этому вопросу активно работает.

Мы вчера были в Счетной палате у Орловой Светланы Юрьевны, там были все федеральные министры и заместители (именно по вопросам Арктики). То есть сегодня ведется очень такая целенаправленная и кропотливая работа. Вы не думайте, что посовещались и все забыли. Здесь со стороны Валентины Ивановны и руководства Совета Федерации достаточно жесткий контроль идет.

Так что я предупреждаю, и в регионах, на местах тоже надо провести очень большую, огромную, работу, не только по пропаганде, а именно по составлению любых документов, пусть, это "Дети Арктики", методология, заработная плата.

Вы вносите конкретные предложения, а мы постараемся… Не самоотчеты нужны, и именно предложения по законопроектам, по нормативно-правовым документам, по кочевым школам и так далее, чтобы мы приняли. Потому что федеральные структуры сегодня идут навстречу по Арктике. Есть четкое указание со стороны Президента Российской Федерации и правительства, это мы чувствуем. Это я довожу до вас, чтобы у вас не осталось сомнений в этих вопросах.

По высшему образованию то же самое.

Уважаемые коллеги, этот вопрос мы тогда доработаем.

И второе. У нас в "Разном" роздан материал по руководителям секций. Я думаю, все посмотрели? Восемь секций.

У кого-то есть замечания и предложения здесь? Это учитывая, что Вячеслав Анатольевич работал, сенаторы, сейчас ротации прошли. Мы ряд изменений внесли. Я прошу руководителей уже в течение двух недель представить план работы конкретно.

В следующий раз у нас вопрос по малой авиации.

Я Вячеслава Анатольевича попросил, он это хорошо знает, чтобы руководил группой по подготовке заседания. Там очень большие проблемы по малой авиации, сегодня говорили тоже – по модернизации, реконструкции аэропортов и так далее. Мы заслушаем ряд министерств и ведомств, начиная от министерства промышленности, транспорта и так далее. Проблема очень серьезная.

Остальные вопросы по плану идут. Мы будем дальше работать. Нет здесь замечаний и предложений? Просьба представить.

У кого есть замечания и предложения, уважаемые коллеги?

РЕПЛИКА

Завершить.

А.К. АКИМОВ

Тогда, уважаемые коллеги, позвольте на этом завершить нашу работу и поблагодарить всех за активную работу.

Я вижу, очень активно… У нас всегда зал переполнен, из регионов много приезжают. Но мы по плану и дальше будем работать.

Скоро праздник, поэтому всех наших любимых женщин поздравляем! Спасибо всем. До следующей встречи.

__________

Постоянный адрес материала: