Освоение Арктики сродни освоению космоса

10:18 12.11.20

Интервью сенатора Александра Акимова

ОСВОЕНИЕ АРКТИКИ СРОДНИ ОСВОЕНИЮ КОСМОСА

Приоритеты сенатора Александра Акимова

На днях главой государства была подписана Стратегия развития Арктической зоны РФ до 2035 года, над отдельными вопросами которой много работал в том числе и Совет по Арктике и Антарктике Совета Федерации под председательством сенатора Александра Акимова.

Что мы можем ожидать от этого документа? Об этом и не только мы решили поговорить непосредственно с главой Совета, заместителем председателя Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Александром АКИМОВЫМ, который на своих заседаниях как раз поднимает самые живые вопросы по Арктике — от здоровья населения до ускоренного социально-экономического развития региона.

— Итак, первый вопрос, Александр Константинович, что нам даёт разработанная и с вашим в том числе участием Стратегия развития Арктической зоны РФ до 2035 года?

— Да, вы правы. Мы на заседаниях нашего Совета и профильного Комитета совместно с сенаторами, учёными, специалистами, действительно, отработали многие механизмы реализации программы развития Арктической зоны, а также программы развития Дальнего Востока, и я горжусь тем, что принимал в этом активное участие.

Впервые за долгие тридцать лет, наконец, разработаны и приняты Основы государственной политики по развитию Арктической зоны до 2035 года, полностью расписаны все целевые ориентиры, и направления работы.

И очень серьёзно это касается и транспортной инфраструктуры, и Северного морского пути, строительства автомобильных и железных дорог и других ключевых вопросов, которые стоят на повестке дня, — без инфраструктуры никакое освоение Арктики невозможно.

— В минувшем веке Советский Союз был пионером освоения Арктики...

— А теперь начался новый, очень важный современный этап интенсивного освоения. Сегодня глава государства уже запустил новые современные ледоколы для Арктики: буквально на днях на воду сошёл «Виктор Черномырдин», аналогов которому нет во всем мире.

Сейчас не те методы освоения, что были раньше. За последние тридцать лет кардинально поменялись подходы, изменились условия (началось потепление климата, Северный морской путь может работать круглый год, открыт транспортный коридор), и сейчас мы говорим об освоении арктического пространства на основе новых современных технологий — ресурсосберегающих, трудосберегающих, человеко и природосберегающей политике. Представляете, как огромна Арктика?! Это космос! Минвосторазвития подсчитал, за 15 лет здесь должно появиться 200 тысяч новых рабочих мест. Столько людей мы у себя просто не найдём!

— Так что же делать?

— Самая серьёзная проблема на сегодняшний день — это кадры. Наши университеты — от Архангельского до Северо-Восточного федерального в Якутске — должны заняться подготовкой высококвалифицированных специалистов. И не только. Нужна продуманная система льгот и компенсаций — кто без этого поедет работать на Север? И нужно заниматься наукой.

Выступая на V Международном арктическом форуме «Арктика — территория диалога» Президент России Владимир Путин отметил: «Для комплексного развития региона, для решения уникальных, нестандартных задач в высоких широтах нам нужна мощная научная, кадровая, технологическая база». И поставил задачу создания по всей стране научно-образовательных центров (НОЦ) — их будет не меньше пятнадцати — и один из них непосредственно займётся изучением именно Арктики. Без науки там делать нечего. Основными направлениями исследований станут экология и климат, промышленное освоение, включая геологию материковой Арктики, инженерные сооружения, транспорт и энергетика.

— Как это должно отразиться на качестве жизни людей?

— Я всё время повторяю: не для углеводородов мы развиваем Арктику. Ради людей. Потому документы, о которых мы сейчас говорим, направлены на улучшение жизни населения. Что под этим понимать? Транспортную доступность, экологическую безопасность, социальную поддержку, инвестиции в здравоохранение и образование, доступность товаров и услуг, развитие среднего и малого бизнеса, поддержку программ в области культурного наследия и создание современной городской среды, поддержку коренных малочисленных народов Севера и строительство жилья на Крайнем Севере. И здесь, я считаю, мы должны поблагодарить, в первую очередь, Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики РФ, в недрах которого разрабатывалась Стратегия развития Арктики, надо отметить очень активную позицию парламента Якутии, который с самого начала очень эффективно включился в этот процесс. Именно Якутия первой разработала арктическую экологическую доктрину, по территориям традиционного природопользования, коренным малочисленным народам Севера, выдвинула очень много инициатив. Было создано целое Министерство по развитию Арктики. Надо отдать должное Главе Республики Саха (Якутия) Айсену Николаеву, который принял самое деятельное участие в выработке арктической доктрины. Мы много обсуждали её и в Якутске на выездном заседании, и в Москве — на заседаниях профильного Комитета и Совета по Арктике и Антарктике, где эксперты высказывали свои ценные предложения.

— Со следующего года Россия начинает председательствовать в Арктическом совете. Какие вопросы потребуют более пристального, на ваш взгляд, внимания?

— Да, наша страна будет председательствовать в Арктическом совете, и это большая ответственность. Поэтому уже сейчас идёт очень серьёзная подготовка. И сегодня все вопросы по председательству постоянно находятся в поле зрения Совета по Арктике и Антарктике. Прежде всего, это вопросы, связанные с глобальным изменением климата, охраной окружающей среды, геополитическими изменениями в целом и вопросы традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера и многие другие.

— Александр Константинович, мы все внимательно следим за вашими выступлениями в Совете Федерации и, с одной стороны, радуемся тому, что вы ставите острые вопросы, с другой, это наводит на размышления. Создаётся впечатление, что центр относится к Северу по остаточному принципу: то не заложат финансирование строительства моста через Лену, то оказывается, что на программу по детям Арктики нет средств... Что вы думаете на этот счёт?

— Действительно, федеральные министерства и ведомства ведут такую политику, что приходится всё время держать руку на пульсе и резко критиковать. Но это не значит, что таково отношение центра. Вы знаете позицию главы государства и Валентины Ивановны Матвиенко, и мы чувствуем их поддержку. Глава государства поручил Совету Федерации взять под свой контроль ряд чувствительных социальных вопросов и проследить, чтобы на них в бюджете были заложены средства. Потому Валентина Ивановна подчеркнула: «Акцент должен быть сделан на мерах по поддержке детей. Это наш бесспорный приоритет, который не подвергается сомнению и на который точно нельзя жалеть денег».

— Но ведь пожалели!

— Вы знаете о том, что недавно прошло онлайн совещание, созванное по протокольному поручению председателя Совета Федерации. В нём приняли участие представители Минфина и Минпроса, а также арктические субъекты, заинтересованные в осуществлении программы «Дети Арктики», — как раз чтобы определить источник финансирования.

Хочу отметить, что основной инициатор программы «Дети Арктики» — Республика Саха (Якутия), получила поддержку Валентины Ивановны и находится находится на её личном контроле.

— Вы верно говорите об инфраструктуре, но для мостового перехода через реку Лену у Минфина денег не нашлось.

— Поручение Владимира Путина по мостовому переходу через Лену есть. Поставлена задача: закончить строительство к 2024 году. Вы посмотрите, за последние два года какие мосты появились в республике, благодаря поддержке главы государства! Открыты мостовые переходы через Сасар-Юрях, Улахан Мугур, Малую Ботуобию и Тюкян. Глава республики Айсен Николаев активно ведёт переговоры с Минфином и Минтрансом. Думаю, что вопросы финансирования из федерального бюджета совместно с руководством страны и правительства будут решены.

— В прессе то и дело возникают недовольства коренных малочисленных народов по территориям традиционного природопользования, связанные с недропромышленниками и прочими.

— Потому в Совете Федерации создана специальная рабочая группа по вопросам коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, я её возглавляю. Там мы регулярно рассматриваем все жалобы и предложения, работаем над ними на предмет внесения определённых изменений в законодательство.

В этом ключе нам активно помогает и ФАДН, и Минвостокразвития, которые подготовили стандарт ответственности резидентов Арктической зоны при взаимодействии с коренными малочисленными народами. Планируется создание Общественного совета, чтобы мониторить, как они взаимодействуют с населением. Этот Совет тоже будет принимать участие в разработке мер по охране окружающей среды в Арктике и многом другом.

— Вы удовлетворены тем, как проходит 2020-й год?

— Год очень непростой. Тяжёлый. Но дело двигается. Как говорится, караван идёт. 2020-й стал годом Арктики: был принят очень серьёзный пакет документов! Это хорошие результаты.

— Какие запланированы темы заседаний Совета по Арктике и Антарктике в ближайшее время?

— Работы много. Вопросы, заложены в документах нашим Советом, мы потихоньку реализуем в жизнь — по развитию здравоохранения, малокомплектных школ, участковых больниц, — мы отстояли их закрытие.

Отдельно рассматриваем по кочевым школам, отдельно — по образованию. На последнем заседании специально был рассмотрен вопрос по развитию полярной малой авиации в Арктической зоне. Эта проблема очень серьёзная, и я думаю, что Министерством промышленности, Министерством транспорта и Правительством РФ будут предприняты радикальные меры по решению вопроса. Сейчас они рассматриваются на уровне Правительства РФ — и по тарифам, и по ряду других вопросов в целом по отрасли. Следующее заседание Совета — по экологическому благополучию в Арктике, принять участие в нём мы предложили Министерство природных ресурсов и экологии РФ.

— Значит, можно говорить, что лёд всё-таки тронулся?

— Россия как самая крупная в мире северная арктическая держава заинтересована в развитии своих северных территорий. Лёд тронулся, мы все это видим.

Моими научными руководителями были известные личности — академик Абел Аганбегян и профессор Григорий Абрамович Агранат, известный северовед, который говорил о государственном протекционизме на северных территориях. В своё время они разрабатывали методологию и стратегию развития Крайнего Севера, Дальнего Востока, Сибири. Они были убеждены: Россия невозможна без Севера. Север, Арктика — будущее человечества. Но без решающей роли государства развитие Арктики, как, впрочем, и космоса, невозможно: две эти глобальные сферы требуют особого государственного подхода и капитальных вложений. Как показывает практика, когда приходят крупные частные компании, они гонятся за прибылью и начинают сбрасывать социалку, для них это непрофильные активы. А кто тогда должен решать все эти социальные вопросы, если компании являются градообразующими? Там платных дорог никогда не было и не должно их быть. Вот для чего Стратегия и принята: к Северу нужно подходить продуманно, разумно и осторожно.

— Вы уже не раз высказывались о том, как пагубно повлияла оптимизация в сфере медицины, осуществлённая незадолго до начала эпидемии в России, на здоровье населения. На устах всей планеты уже был китайский Уххан, а у нас буквально резали по живому, чуть ли не отправляя врачей работать в сельское хозяйство. И вот теперь от нас уходят лучшие люди Якутии, знаковые фигуры. Что теперь делать?

— Эта инфекция — враг коварный, коснулся почти каждой семьи. И меня тоже. Среди моих друзей, родственников много тех, кто переболел, есть погибшие. Каждый день мы читаем ленту новостей — как военную сводку. Конечно, здесь что-то не так...

Надо просто начать что-то делать.

Мой сын Семён вместе с друзьями на свои деньги закупили в Корее экспресс-тесты на выявление ковид, средства защиты для врачей: костюмы, маски, очки, рециркуляторы, и организовали поставку в улусы, на предприятия и учреждения. Его жена Нюргуяна — врач, оставила дома двоих детей и с лета работает в красной зоне. И моя племянница Алёна, мать троих детей, пошла медсестрой работать в красную зону. Это, может, не большой подвиг, но реальная помощь своей республике, России. Я горжусь поступками своего сына: молодёжь растёт патриотами, хотя как дед сначала ворчал. Это вклад нашей семьи в борьбу с коронавирусом. В нашей семье много медиков, моя жена Розалия Иудовна тоже врач, так что я не понаслышке знаю, что такое ковид...

Образование, медицина, культура — всегда были нашими приоритетами. Мы гордились нашими завоеваниями в медицине, тем, что открываются новые медицинские центры. Когда я был министром труда и социального развития, много внимания уделялось старшему поколению: мы открывали дома-интернаты, реабилитационные центры и для детей, и для взрослых, гериатрический центры, профилактории «Алаас», «Хоту», «Абырал» и другие, кто-то даже упрека меня, что республика превращается в собес. Старшее поколение надо беречь.

Я остаюсь при своём мнении. К борьбе с ковидом наше здравоохранение оказалось не готово. Опытный врач Юрий Павлович Степанов, директор одного из лучших реабилитационных центров, правильно высказался по ковиду. Много людей уходит. Нужен тщательный анализ того, что произошло и серьёзные выводы. Я глубоко убеждён, что человек на Севере стоит дороже. У нас не Китай, не Корея, не Крым, не Тамбов — условия другие, людей и так мало, каждый — на вес золота.

Ведь смотрите, Вилюй — особая экологическая зона, надо бы добавлять врачей, усиливать санаторное и медицинское обеспечение! Скольких людей можно было спасти, если б были врачи и необходимое оборудование!

Я выражаю глубокое соболезнование тем, кто потерял своих родных и близких в этой борьбе на выживание. Выводы из этой трагедии должны сделать все мы.

— На открытие Аллеи Славы почтить память выдающегося учёного, академика Егора Егорова в родной Кюкяй Сунтарского улуса не удержались, приехали. Скучаете по малой родине?

— Родина — это место моих родителей, земляков, я каждый год бываю в родных аласах, на природе, черпаю силы. Подышать воздухом, поговорить в людьми, оказать помощь для меня много значит. Тем более, что Егор Григорьевич был мой старший друг и товарищ. Именно он повлиял на мой жизненный выбор в юношестве, стал мерилом ума, таланта, порядочности. Экономическую школу Якутии он создавал. Благодаря усилиям его друзей и родственников увидела свет книга о нём в серии «Выдающиеся люди республики». А на малой родине установлен бюст и торжественно открыта памятная аллея, посвящённая грядущему столетию республики, которое мы отметим в 2022 году. Памятник академику Егорову стал первым на Аллее Славы.

— Александр Константинович, что пожелаете своим избирателям?

— Я хочу сказать, что наши предки ещё не в таких условиях выживали — в труднейших. Северный народ мудрый, сильный, выносливый, я в это верю. А сейчас — грамотный. Надо всем вместе пройти этот непростой этап, выжить и дальше развиваться. Желаю всем здоровья и заботы о каждом ближнем своём человеке.

— А есть у вас заветная мечта?

— Чтоб мас-рестлинг стал олимпийским видом спорта. Сегодня продвижение идёт очень быстро, популярность нашего вида спорта растёт во всем мире.

— Пусть ваша мечта сбудется! Александр Константинович! Позвольте поздравить вас с днём рождения! У нас стало хорошей традицией подводить в этот день итоги, говорить о том, что произошло хорошего, поделиться своими планами и мечтами. Пусть всё сбывается, и пусть всё будет хорошо у вас, ваших детей и близких! Успехов вам во всех делах, здоровья и счастья!

Постоянный адрес материала: